> >
26
Ноя

В августе 2002 года в г.Йоханнесбурге (ЮАР) прошёл всемирный саммит ООН по устойчивому развитию. Информация об этом саммите была опубликована в журнале «Эксперт» (№32 от 2.09.02 г.; www.expert.ru) и в соответствующем материале на сайте КПЕ (http://www.kpe.ru/sobytiya-i-mneniya/spravochnye-materialy/431—ns).

На саммите предполагалось достичь договорённости между руководителями развитых и развивающихся стран о дальнейшем взаимодействии в достижении устойчивого развития человечества. Однако и те, и другие так и не смогли договориться, потому что проблемы у развитых и развивающихся стран, как выяснилось, совершенно разные. Так, например, в развитых странах основной проблемой тогда была признана экология, а в развивающихся странах – проблема бедности, продовольствия и чистой воды. Более того, саммит в Йоханнесбурге был знаменателен ещё и тем, что на нём проявилась т.н. «третья сила» (периферия «мирового закулисья») ― транснациональные корпорации и банки, которые заявили, что их цель — прямые договоры между правительством конкретной страны и большим бизнесом. Именно на таких условиях ТНК готовы способствовать развитию бедных стран. «Бизнес берёт на себя реализацию программ по водоснабжению и электрификации, по созданию инфраструктуры развивающихся стран. Но выдвигает встречное условие — эти страны должны провести приватизацию энергосистем, систем водоснабжения и прочих инфраструктурных объектов. Конечно же, в пользу ТНК. Единственный вопрос, который можно задать большому бизнесу, — как он намерен окупить свои вложения? Вполне понятно, что ТНК будут заключать подобные соглашения лишь с теми странами, которые либо богаты природными ресурсами, либо уже достаточно устойчиво развиваются. А самые бедные и здесь останутся не у дел».
Кроме того, на саммите было много дискуссий по поводу сокращения бедности на планете к 2015 году вдвое.

Здесь мы хотим обратиться к аналитическому материалу, опубликованному в газете «Независимая» (от 23.11.2010г., «Не только на дне»), в котором авторы сообщают, что проблема бедности стала причиной взаимной уязвимости многих стран в мире. По мнению экспертов, при сохраняющемся положении к 2015 году из нищеты выберется на 53 млн. человек меньше, чем предполагалось ранее.

С позиции КОБ, бедность – это следствие несправедливой западной системы жизнеустройства, господствующего толпо-"элитарного" принципа управления на планете. Поэтому с бедностью частными мерами (финансированием, «стимулированием экономики» и т.п.) бороться безсмысленно, необходимо менять глобальную концепцию управления.

Статья интересна ещё и тем, что авторы, подводя итог, делают следующий вывод: «Достойные ответы на эти вызовы (глобальный системный кризис – прим.ИАС) мировое сообщество может найти, только отказавшись от «глобализации без социальной справедливости» в пользу «глобализации с человеческим лицом», отводя все более значимую роль в мировом развитии его социальным и морально-этическим составляющим, основываясь на принципах сотрудничества и взаимопомощи в интересах всего человечества», что совпадает со взглядами на разрешение глобального системного кризиса на планете Земля, изложенными в КОБ. То есть, фактически авторы предлагают для решения глобальных проблем заменить несправедливую систему жизнеустройства («глобализацию без социальной справедливости»), Концепцией Справедливого жизнеустройства ― КОБой («глобализацией с человеческим лицом»), а это даёт основания предполагать, что авторы статьи знакомы с материалами КОБ.

Ниже приводим полный текст статьи. Выделенный жирным шрифтом текст – ИАС.

Информационно-аналитическая служба ВПП КПЕ (ИАС КПЕ)

 

Не только на дне

Бедность как глобальная проблема: взаимозависимость стала причиной взаимной уязвимости

Бедность – фундаментальная глобальная проблема, стоящая перед мировым сообществом. Она оказывает пагубное влияние на экономику, социальные отношения, политику, культуру; она непосредственно воздействует на такие основополагающие характеристики жизни любого человека, как состояние здоровья и уровень образования. В свою очередь, бедность является порождением ряда факторов, действующих на глобальном уровне.

То обстоятельство, что сегодня нищета, бедность, отсталость характерны прежде всего для третьего мира, не делает проблему менее актуальной по отношению к высокоразвитым государствам. Неспособность большинства беднейших стран вырваться из нищеты собственными силами сделала проблему бедности общечеловеческой, превратив ее в одну из болевых точек мировой повестки дня. Об этом свидетельствуют материалы ООН, доклады Всемирного банка, других международных организаций, повестки дня саммитов «восьмерки» и «двадцатки». Важнейшей инициативой на мировом уровне стал саммит ООН в Нью-Йорке, сформулировавший в 2000 году «Цели развития тысячелетия». Именно тогда первое место в списке задач, которые человечество должно решить к 2015 году, заняло сокращение в два раза числа нищих и голодающих людей в мире по сравнению с 1990 годом.

Устойчивая связь с другими рисками

Растущая озабоченность и тревога, которые вызывает проблема бедности в мире, объясняются в первую очередь тем, что в своем нынешнем виде глобализация, придающая миру небывалую доселе целостность, не уничтожает и не сглаживает его внутреннюю противоречивость. Наоборот, она ее усиливает и обостряет. В результате крепнущая взаимозависимость оборачивается возрастающей взаимоуязвимостью.

Главная опасность раскола мира на зоны благосостояния и нищеты заключается в том, что в условиях глобальных трансформаций закрепляется связь бедности с другими глобальными угрозами и рисками – нелегальной миграцией, международным терроризмом, ростом транснациональной преступности. Нищенское существование, антисанитария, хронические болезни делают население беднейших стран легкой добычей различных инфекций и эпидемий, представляющих опасность и для жителей богатых стран (ВИЧ, лихорадка Эбола, атипичная пневмония и другие пандемии).

Проблема бедности усугубляется развитием демографических процессов. Несмотря на то что к 2030 году в большинстве развивающихся стран темпы роста населения сильно замедлятся, это не приведет к сокращению нищеты и бедности. В ближайшие 20 лет население земного шара увеличится почти на 1,5 млрд. человек. Более 97% этого роста придется на развивающиеся страны. В частности, на 320 млн. человек увеличится население в Африке южнее Сахары, где бедность стала застойной, наследственной.

Ухудшение среды обитания в результате климатических изменений также обостряет проблему бедности. Даже если в ближайшее время мировое сообщество сумеет договориться о мерах, направленных на снижение выбросов парниковых газов, существуют обоснованные сомнения в том, что это быстро окажет положительное влияние на сельское хозяйство. Высокими останутся и затраты на восстановление экономики и помощь пострадавшим после природных катастроф, в силу ряда причин сильнее всего затрагивающих население наименее развитых стран.

Нищете и бедности сопутствуют голод и нехватка питьевой воды. К настоящему времени число людей, страдающих от голода и недоедания, достигло 1 млрд. человек, что создает серьёзную угрозу международной безопасности.

Сегодня три четверти беднейших обитателей планеты живут в сельской местности. Однако урбанизация коренным образом меняет сферы распространения и характер нищеты. По прогнозам, к середине ХХI века две трети населения земного шара будут проживать в городах. Уже сегодня 1 млрд. человек – 30% горожан мира – живут в трущобах. Если нынешние темпы роста городского населения и характер распределения доходов сохранятся, то к середине 20-х годов число жителей трущоб достигнет 2 млрд. Высокий уровень заболеваемости, детской смертности, преступности, ограниченность жизненных перспектив, характерные для обитателей трущоб, создают питательную среду нестабильности и увеличивают потенциал насилия.

Таким образом, бедность становится комплексной проблемой – экономической, социальной, культурной, политической, международной – с большим дестабилизирующим потенциалом в глобальном масштабе.

Критерии: бедняки с автомобилями

Бедность многолика и многообразна, она меняется во времени и пространстве. В разных странах и в разные исторические эпохи человеческие потребности оцениваются по-разному. В наименее развитых странах бедность предстает как нехватка или отсутствие жизненных ресурсов, обеспечивающих биологическое выживание, и элементарных прав человека (абсолютная бедность). При всей их важности нематериальные характеристики бедности в этих странах пока отступают на второй план.

В богатых государствах речь идёт о неравенстве в распределении доходов, серьезных отклонениях от преобладающих в той или иной стране жизненных стандартов, жёстких ограничениях в выборе жизненного пути (относительная бедность).

Главным агрегированным показателем, лежащим в основе определения численности бедных в развивающихся странах и степени относительной бедности и неравенства в развитых, является доход. На этом, однако, общее заканчивается.

В развивающихся странах существуют два наиболее употребляемых критерия дохода, предложенных Всемирным банком (ВБ). 1,25 долл. США (по ППС) в день на человека – порог абсолютной бедности или нищеты, в которой, по данным на 2005 год, проживали около 1,4 млрд. человек. И 2,15 долл. – для измерения уровня бедности, ниже которого находятся примерно 2,7 млрд. человек.

Казалось бы, ответ на вопрос о численности нищих и бедных людей в развивающемся мире получен. Однако не все так просто. С одной стороны, дефицит качественных и регулярно проводимых исследований не позволяет более точно оценить уровень бедности и нищеты. С другой – в зависимости от того, на основании каких баз данных (национальные счета или обследования домохозяйств) ведется подсчет бедных, исследователи приходят к диаметрально противоположным оценкам, разделившись в этом вопросе на оптимистов и пессимистов. Разность оценок приводит к различным политическим выводам. Это особенно заметно, когда речь идёт о «Целях развития тысячелетия». Оптимисты полагают, что намеченное сокращение численности нищих в мире было достигнуто еще в 1990 году. Пессимисты – группа ученых, связанных с ВБ, на позицию которых ориентируется ООН, – не уверены в том, удастся ли выйти на заданные показатели к 2015 году.

Справедливости ради следует отметить, что существует и третья точка зрения, которой придерживается исследователь из Принстонского университета Ангус Дитон, чей авторитет признают и оптимисты, и пессимисты. Она состоит в том, что оба способа подсчета имеют право на существование, но истина скорее всего лежит где-то посередине. Для ее установления было бы неплохо объединить существующие методологии, но технически это сделать очень трудно.

Кроме того, указанный выше критерий определения нищеты справедливо подвергается критике как необоснованно низкий, применимый только в 10–20 беднейших странах мира. Однако он широко используется в международных сопоставлениях, в том числе потому, что позволяет привлечь внимание мировой общественности к нечеловеческим условиям жизни большой части населения развивающихся стран. Несомненно, данный критерий постепенно будет пересматриваться в сторону повышения. Главное, однако, не привязка к конкретной цифре, а тот факт, что ниже этого крайнего предела проживает и будет проживать весьма значительное число людей, не способных выбраться из нищеты своими силами. Кроме того, даже сконцентрировавшись со временем в ряде стран Азии (Бангладеш, Афганистан) и в Африке южнее Сахары, нищета и порождаемые ею проблемы по-прежнему будут создавать угрозы для мирового сообщества.

В отличие от развивающихся стран, где критерием бедности является абсолютный минимальный уровень дохода, в развитых странах бедным считается человек с доходом меньше 50% (для ОЭСР) или 60% (для Евросоюза) медианного по стране. (Медианным считается уровень, выше и ниже которого получает доход одинаковое количество человек.)

По данным официальной статистики, в конце нынешнего десятилетия почти 80 млн. (17%) жителей ЕС и более 43 млн. (14,3%) жителей США жили за чертой бедности. Самым низким этот показатель был в Чехии – 9%. В Австрии и Дании он составлял 11–12%, в Испании и Греции – 20%, в Латвии – 26%.

Несмотря на различия между отдельными государствами, жизненные стандарты бедняков в развитых странах в целом намного выше, чем у их собратьев по несчастью из развивающихся стран. Разумеется, практически во всех богатых странах (возможно, кроме Северной Европы) есть немало людей, опустившихся на социальное дно. Но, как правило, бедные здесь не голодают, не борются за выживание, зачастую (как в США) владеют машинами, мобильными телефонами (низкие цены на промышленные товары делают их доступными и для беднейших слоев населения).

Безусловно, по меркам развивающихся стран такая бедность – недостижимая роскошь. По меркам же развитых стран дело обстоит по-другому. Материальные аспекты бедности (доход, благосостояние в целом) по-прежнему актуальны. Отнюдь не все бедняки способны обеспечить семью, не прибегая к помощи государства. Однако для понимания бедности как сложного социального феномена данных о динамике доходов явно недостаточно. Поэтому большое значение в характеристиках бедности в развитых странах играют различные виды депривации (лишений) – социальной, политической, психологической.

Все характеристики бедности тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены. Неполноценность по одним критериям неизбежно ведет к несоответствию по другим. Так, низкий доход не дает возможности получить хорошее образование и в должной мере заботиться о здоровье, осложняет внутрисемейные отношения, затрудняет налаживание социальных связей. Плохие здоровье и образование, в свою очередь, не позволяют получить высокооплачиваемую работу, полноценно участвовать в жизни общества и т.д. В результате бедность превращается в особое, устойчивое состояние индивида, образ жизни, изменить который невозможно просто путем увеличения доходов.

В богатых странах наиболее велик риск оказаться в числе бедных для детей, подростков, молодежи. Одновременно благодаря развитию системы социального обеспечения и защиты пожилых он ниже для старших возрастных групп. Правда, в дальнейшем с ростом числа пенсионеров ситуация может измениться. Исследования показывают, что вероятность попасть в группу бедных сильно (примерно в три раза) повышают такие факторы, как распад семьи, потеря кормильца, наличие безработного в семье (в пять раз) и низкооплачиваемая неквалифицированная работа.

Проблема бедности не существует в безвоздушном пространстве. Как любая сложная социальная проблема, она вписана в многообразный и противоречивый контекст. Безусловно, одним из важнейших факторов, влияющих на динамику бедности, является состояние мировой экономики. Нынешний финансово-экономический кризис не повернул вспять положительную тенденцию сокращения бедности, но создал значительные трудности для реализации этой тенденции. Характер этих трудностей различен в развитых и развивающихся странах.

Факторы: экономика, социальная политика

В развитых странах одним из наиболее существенных факторов, влияющих на динамику бедности, является уровень безработицы. Пессимистические прогнозы его увеличения в странах – членах ОЭСР до 10% в 2010 году не оправдались. В августе он был зафиксирован на уровне 8,5%. Однако в абсолютном выражении за последние два года число безработных выросло на 13,4 млн. человек.

Наряду с колебаниями экономической конъюнктуры и социальной политикой государства существенное влияние на динамику бедности в развитых странах может оказывать и рост числа низкооплачиваемых рабочих мест. Статистические данные за последние 25 лет свидетельствуют о том, что в большинстве стран этот показатель повышался, что связано с расширением сектора услуг (торговля и ремонт, гостиницы и рестораны, коммунальные услуги), где велика доля неквалифицированного труда.

Что касается развивающихся стран, то до начала кризиса преобладающей тенденцией в динамике абсолютной бедности было ее устойчивое снижение везде, кроме Африки южнее Сахары. Меры, направленные на борьбу с нищетой (иностранная помощь, списание долга, многосторонние усилия по либерализации режима международной торговли и поощрению инвестиций), а главное – продолжительный период быстрого экономического роста во всех развивающихся странах привели к снижению уровня абсолютной бедности – с 42% в 1990 году до 25% в 2005-м. Это произошло главным образом благодаря резкому – с 55 до 17% – падению уровня бедности в Восточной Азии (включая Китай). Хотя в странах Африки южнее Сахары уровень снизился с 58 до 51%, вследствие быстрого роста населения в абсолютном выражении число живущих менее чем на 1,25 долл. в день увеличилось с 296 млн. в 1990 году до 388 млн. человек в 2005-м.

Гуманитарная составляющая

Мировой кризис внес в динамику бедности в развивающихся странах заметные коррективы. Прогнозируемый ВБ низкий экономический рост увеличит к концу 2010 года число людей, живущих менее чем на 1,25 долл. в день, на 64 млн. человек. Возможно, в масштабах абсолютной бедности эта цифра не столь велика, но наметившееся движение вспять всегда приводит к негативным последствиям. По оценке ВБ, к 2015 году сумеют выбраться из нищеты на 53 млн. человек меньше, чем предполагалось. После завершения кризиса и рецессии сокращение бедности в мире скорее всего возобновится, но более медленными темпами, чем в докризисный период. В результате уровень абсолютной бедности к 2015 году составит 15%, а не 14,1, как предполагалось до кризиса.

Сильная глобальная экономика – необходимое, но недостаточное условие для успешного решения проблемы бедности. В условиях резко возросшей конкуренции на мировом рынке товаров и услуг решающее значение для успешного социально-экономического развития приобретает инновационный процесс, базирующийся на развитии и оптимальном использовании человеческого потенциала. Об этом говорит накопленный опыт социально-экономического развития различных регионов мира. Удельный вес населения, живущего в нищете, быстрее всего снижался там, где наблюдалось быстрое развитие модернизационных процессов в экономике (Китай, Индия). Напротив, в тех регионах, где модернизационные процессы выражены слабее, а сырьевая ориентация экономики превалирует, проблемы нищеты и бедности не утрачивают остроты (Латинская Америка, Ближний Восток, Африка южнее Сахары).

Решение проблемы бедности и голода невозможно без прорывов в области высоких технологий, использования новых источников энергии и материалов. Новации в биотехнологиях и системах очистки воды, развитие и диверсификация сельского хозяйства помогут решить проблему нехватки продовольствия, а достижения медицины позволят бороться с болезнями, ставшими бичом для бедных стран, и угрозой возникновения пандемий в богатых государствах.

Проблема бедности как в отдельно взятой стране, так и в целом мире далеко выходит за рамки чисто экономических вопросов. Она является важнейшим компонентом комплекса основополагающих вызовов, перед которыми оказалось человечество в условиях глобализации. Речь идет о сохранении природной среды, предотвращении угрозы ядерной войны, разрешении межэтнических и межконфессиональных конфликтов, повышении качества жизни и развитии творческого потенциала человека. Достойные ответы на эти вызовы мировое сообщество может найти, только отказавшись от «глобализации без социальной справедливости» в пользу «глобализации с человеческим лицом», отводя все более значимую роль в мировом развитии его социальным и морально-этическим составляющим, основываясь на принципах сотрудничества и взаимопомощи в интересах всего человечества.

Николай Петрович Иванов — д.э.н., главный научный сотрудник ИМЭМО РАН;
Нина Владимировна Гоффе — кандидат экономических наук,
старший научный сотрудник ИМЭМО РАН;
Галина Алексеевна Монусова — кандидат экономических наук,
старший научный сотрудник ИМЭМО РАН.
(http://www.ng.ru/printed/248092)

, ,

Добавить Коментарий


Русские агитационные плакаты