> >
17
Май

Россия готова выйти из СНВ-3, если не получит юридических гарантий безопасности от создателей ЕвроПРО. В НАТО обеспокоены: краеугольный камень глобальной стабильности расшатывать нельзя. По мнению наблюдателей, дискуссия по увязке ПРО и СНВ обостряется накануне встречи президентов РФ и США на G8 в конце мая.

Без гарантий не согласны

Тема развития Европейской системы противоракетной обороны в последние дни необычайно оживилась. Серьезным поводом стало обращение президента России Дмитрия Медведева главам государств-членов Совета Россия–НАТО, направленное 15 мая. Он заявил, что РФ должна принимать равноправное участие в ЕвроПРО: «Система европейской ПРО сможет стать по-настоящему эффективной и жизнеспособной только в случае равноправного участия в ней России». Для России важно, отметил президент, получить юридическую гарантию того, что противоракетные потенциалы в Европе не грозят нарушить стратегическую стабильность и не направлены против РФ.

Сама идея создания общеевропейской ПРО в формате Россия–НАТО была высказана президентом Медведевым 20 ноября 2010 года в Лиссабоне в ходе саммита РФ–НАТО. Российский президент выдвинул идею формирования «секторальной ПРО»: каждый из участников проекта, согласно плану, должен отвечать за оборону своего сектора на территории общего защищаемого пространства. Стороны договорились развернуть сотрудничество. Но о конкретных деталях договориться так и не удалось.

Тем временем альянс, как выяснилось, трудился над собственным проектом, однако не отказывая России в сотрудничестве. В начале марта американский корабль Monterey отправился на шестимесячный рейд в Средиземное море. Он будет нести дежурство в рамках нового плана по созданию американской системы ПРО на европейском континенте. 3 мая 2011 года стало известно, что Румыния и США договорились о месте размещения американских перехватчиков на румынской военной базе Девеселу. Эта новость для России была неприятной. МИД заявил о том, что «практические шаги по созданию европейского сегмента глобальной ПРО США предпринимаются вне зависимости от российско-американского диалога по противоракетной проблематике, начатого по решению президентов Дмитрия Медведева и Барака Обамы, равно как и от работы над проектом возможной ЕвроПРО, осуществляемой в соответствии с договоренностями Лиссабонского саммита Совета Россия–НАТО».

Отметим, прежде Россию раздражал проект американской ПРО времен президента Джорджа Буша-младшего. Тогда на территории Польши планировалось разметить перехватчики, а на территории Чехии – радары. Эта тема обострила отношения между Москвой и Вашингтоном, так как РФ уверена, что приближение элементов ПРО США к границам РФ влечет за собой нарушение стратегического баланса в ущерб нашей стране. Барак Обама, заняв пост президента США и выдвинув проект «перезагрузки» с Россией, заявил о замораживании проекта Буша и разработке нового, причем с учетом интересов России.

Судя по всему, в нынешней ситуации страны НАТО не слишком поспешили с ответом на письмо Медведева. Поэтому вчера эфир буквально взорвался высказываниями мидовцев, военных, депутатов и Рогозина.

Замминистра иностранных дел Сергей Рябков заявил, что ЕвроПРО без России непременно девальвирует решения Лиссабонского саммита РФ–НАТО. Россия сталкивается с политикой «свершившихся фактов» со стороны Запада, который все меньше оставляет возможностей для учета мнения Москвы, сказал он, комментируя решение о размещении перехватчиков в Румынии. Работы над ЕвроПРО должны вестись исходя из реальных угроз, а не вымышленных, уверен Рябков. Напомним, мотивы США – защита от иранского оружия. Тогда как РФ уверена, что такой опасности нет. Дипломат в очередной раз напомнил, что Москва хочет получить юридические гарантии безопасности – ненаправленности ПРО против России. Судя по всему, такого обязывающего документа до сих пор нет, а без него Москва не может начинать работу по проектам в рамках этого общего сотрудничества.

«Время договориться еще есть, – предупредил мидовец. – Но, если мы будем понимать, что системы ЕвроПРО развиваются в ущерб безопасности РФ, мы будем вынуждены принять меры на восстановление нарушенного баланса сил».

Что это за меры, стало ясно уже вчера. Россия может выйти из договора СНВ-3 на основании преамбулы к этому договору: Москва оставила за собой право выхода из недавно подписанного с США договора в случае, если сочтет стратегический баланс нарушенным. В числе поправок, предусматривающих порядок выхода из СНВ-3, внесенных ГД РФ в Договор принятых, указаны такие обстоятельства, как существенное нарушение Вашингтоном положений договора, которые могут «привести к возникновению угрозы национальной безопасности РФ»; «развертывание США, другим государством или группой государств системы ПРО, способной существенно снизить эффективность стратегических ядерных сил РФ». Кроме того, записано, что условием выхода из договора станет «наращивание США или другими государствами стратегических наступательных вооружений либо принятие ими решений в области военного строительства, а также иные обстоятельства, которые могут создать угрозу национальной безопасности РФ»; «развертывание США или другими государствами вооружений, препятствующих функционированию российской системы предупреждения о ракетном нападении». К «исключительным условиям» относится и принятие США на вооружение систем стратегического назначения с неядерным оснащением, если эти решения не были одобрены двусторонней консультативной комиссией.

По мнению Рябкова, именно «количественное наращивание ПРО, которое в итоге может угрожать безопасности РФ, может быть признано исключительным обстоятельством для выхода России из договора». Такой шаг РФ будет неприятен США, потому что достижение договоренностей с РФ считается своего рода победой Обамы, причем одной из немногочисленных побед.

Дмитрий Рогозин, постпред России в НАТО и руководитель группы при администрации президента РФ по взаимодействию с альянсом, вчера углубил тему. «Тревога возникает в первую очередь от отсутствия доверия», – поставил он диагноз. Но «нам враг не нужен, особенно в лице США», заявил он. Посол РФ в НАТО пояснил суть проблемы недоверия: «Мы не можем понять, почему если вдруг обрисовывается, что угроза якобы с южного направления, то почему ударные противоракетные системы предполагается расположить на территории балтийского региона? Если мы не вовлечены в эту систему, нам нужны четкие гарантии, либо же мы должны быть внутри этой системы. И таким образом мы можем гарантировать ее ненаправленность против нас тем, что мы сами являемся равноправным участником создаваемой структуры». По словам Рогозина, НАТО аргументирует отсутствие юридических гарантий сложностью, имеющейся у  американцев: «Есть проблемы в сенате, в конгрессе, есть предвыборный год, мол, ратифицировать данное соглашение невозможно… Но мы не об этом спрашиваем. Мы хотим знать конфигурацию данной противоракетной системы».

Замминистра обороны России по вопросам международного военного сотрудничества Анатолий Антонов был еще более конкретен. Еще в феврале 2011 года он заявил: «Мы внимательно смотрим за тем, что делается в США в области ПРО, что предполагается создать в итоге реализации планов развертывания ПРО. Никаких других ракет в Европе, способных угрожать США, нет. Есть только российские ракеты, которые могут быть перехвачены этой системой».

Рогозин указал, что «НАТО пытается сделать свое дело, не делясь технологиями, не делясь правовыми гарантиями с Россией. При этом они думают, что все это пройдет. Я могу сказать, что не пройдет». Рогозин не зря направлен в альянс послом. Определенно Брюсселю непросто с таким собеседником: «Россия добьется своего… Мы добьемся своего не мытьем, так катаньем. Либо мы этого добьемся тем, что получим действительно понимание наших партнеров о создании единой системы противоракетной обороны, которая повысит нашу общую безопасность, либо мы добьемся тем, что придется принять определенные меры, связанные с военно-техническим ответом, который позволит нам гарантированно преодолевать любую проблему».

Возможности позитива

О сложностях в переговорах между НАТО и Россией стало известно в начале мая нынешнего года. Глава Военного комитета НАТО адмирал Джампаоло Ди Паола заявил: «Есть трудности и различия в подходах, но есть общий здравый смысл: если системы противоракетной обороны будут работать совместно, это будет во благо обеих сторон». А глава Генштаба РФ Николай Макаров в ответ сообщил, что Москва готова обсуждать любые конструктивные предложения по участию в ЕвроПРО. России же нужны гарантии.

Американцы продолжают утверждать, как и при Буше-младшем, что ПРО для Москвы безопасна. Как заявил недавно глава Комитета начальников штабов ВС США адмирал Майкл Маллен, «система не направлена никоим образом против России и ее народа». И, как сегодня заявил высокий чиновник в госдепартаменте, самый лучший способ убедиться в ненаправленности ЕвроПРО на Россию – участие Москвы в ее создании. Но такие резоны Москву устраивают мало. Правда, она не закрыта для переговоров. И замгоссекретаря США по контролю над вооружениями Эллен Тошер не преминет воспользоваться этой возможностью.

НАТО обеспокоено российскими намерениями. СНВ, по словам представителя альянса, пожелавшего остаться неназванным, это «часть фундамента глобальной безопасности», поэтому ослаблять его опасно для всего региона.

В Брюсселе заверяют, что сотрудничество с РФ по ЕвроПРО – остается «четкой целью».

В соответствии с планом 9 июня министрам обороны будет представлен совместный доклад, который члены Совета РФ–НАТО готовят вместе. В альянсе уверены, что это позволит повысить доверие, а также выстроить стратегическое партнерство.

Возможность не слишком сложного технического решения проблемы подтверждают и в Москве. Военный эксперт генерал-полковник Виктор Есин, бывший начальник главного штаба РВСН, уверен, что общая интегрированная система предупреждения ракетного нападения может и должна стать структурой, объединяющей ПРО НАТО и ПРО РФ. Эта система должна включать «взаимные средства наблюдения и анализа объектов ракетного нападения». По словам Есина, вклад РФ будем меньшим, чем США, но ценность его будет определяться «географическим положением и оперативными возможностями российских радаров под Армавиром и в Габале (Азербайджан), которые расположены на самом ракетоопасном направлении».

Сегодня Анатолий Антонов, замглавы МО РФ, обсуждает вопрос ПРО с коллегой из Чехии. В центре внимания переговоров Антонова с первым замминистра обороны Чехии Иржи Шедивой обеспечение региональной и международной безопасности.

Таким образом, похоже, Россия усиливает давление на коллег по будущей ЕвроПРО. Как отмечают обозреватели, публичное и эмоциональное обсуждение этой темы было начато в преддверии встречи двух президентов – Медведева и Обамы – на G8. «Большая восьмерка» пройдет в конце мая во Франции. Не исключено, что идет подготовка к переговорам и ПРО станет основной из проблем обсуждения. Обаме перед выборами и на фоне ряда невыполненных обещаний невыгодно терять одно из достижений своего президентства – СНВ-3. Что предпочтет президент США – трудности ратификации в парламенте, о которых говорят натовцы, или потерю договора о стратегических вооружениях, ратифицированного с таким трудом? А также потерю шансов на переговоры по тактическим вооружениям, на что так рассчитывал Вашингтон? С другой стороны, условия СНВ-3 выгодны для России. И у нас тоже скоро президентские выборы. По мнению ряда аналитиков, решительный выход России как первая мера – маловероятен. Но не исключен как последний веский аргумент. Таким образом, в задачу президентов Обамы и Медведева входит сохранение этого взаимовыгодного договора при одновременном достижении компромисса по ЕвроПРО.

,

Добавить Коментарий


Русские агитационные плакаты