> >
03
Июн

Великий ученый более 100 лет назад предложил национальную экономическую идею для процветания страны 

Конечно, большинству Дмитрий Иванович Менделеев известен созданием периодической системы химических элементов, названной затем его именем. Однако, не преуменьшая заслугу этого величайшего открытия, стоит заметить, что сам ученый рассматривал главным делом своей жизни исследование не химии, но экономики. 

К сожалению, Менделеев-экономист в наши времена известен лишь весьма узкому кругу граждан. И совершенно напрасно, ведь в его трудах содержится огромное количество полезных идей, которые за более чем сто лет не просто не утратили своей актуальности, но и стали еще более насущными для современной России, стоящей сейчас на перепутье в выборе дальнейшего пути развития экономики. 

Родился будущий великий ученый

в 1834 году в семье директора Тобольский гимназии. Именно от отца молодой Дмитрий унаследовал сильную тягу к наукам, да так, что стал в русской истории «вторым Ломоносовым», проявивший себя в самых разнообразных научных сферах. Здесь и химия, физика, геология, воздухоплавание, география, агрономия и прочие. И, конечно же, экономика, которую Менделеев более всего любил и исследованиями в которой более всего гордился. Так, в письме премьер-министру России Сергею Витте он писал, что одно из самых главных дел его жизни – это русская промышленность, развитию которой уделил первостепенное внимание в своих экономических работах: «Третья служба моя Родине наименее видна, хотя заботила меня с юных лет по сих пор. Это служба по мере сил и возможности на пользу роста русской промышленности». 

И это на рубеже 19-20 веков, когда Россия проходила через радикальный, а потому и болезненный слом прежнего социально-экономического и хозяйственного механизма, в соответствии с которым она жила и развивалась на протяжении практически 500 лет. Распространение «вглубь и вширь» капиталистической системы во всех областях экономики поставила перед руководством Российской империи нелегкую задачу: как в условиях становления капитализма не попасть в зависимость от тех стран, в которых он установился на десятилетия, а то и столетия раньше, чем в России. 

Менделеев, как один из умнейших людей своего времени, прекрасно понимал эту проблему, осознавая, что крупный частный западный капитал, промышленные и банковские воротилы легко могут подмять под себя еще не приспособленную к бескомпромиссной борьбе на жестоком капиталистическом ринге российскую экономику. И как большой патриот своего Отечества, он начал разработку доктрины, которая позволила бы в столь непростых условиях инициировать промышленное развитие России, пробудить в этом интерес у самого русского общества, а значит, предотвратить финансово-экономическое закабаление России западным частным капиталом. 

Понимая, что индустриализация – это неизбежное будущее страны, он ратовал за то, чтобы провести ее руками российского же народа, не позволяя держать в этом пальму первенства представителям иноземных держав. В этом он всячески стремился убедить политическую элиту империи. Последняя же, состоявшая в абсолютном своем большинстве из дворян, осознавала, что развитие промышленности позволит со временем занимающимся ей людям так или иначе влиять на политику страны и иметь доступ к членам монаршей фамилии. Иными словами, изживающий себя дворянский элемент боялся перераспределения влияния в стране и свое дальнейшее ослабление, начало которому было положено именно распространением в экономике страны элементов капиталистической системы на рубеже 18-19 веков. 

Тем не менее, нажить себе врагов среди знати Менделеев не боялся, поскольку ставил интересы страны выше своего собственного блага. По его мнению, в условиях свободного рынка рабочей силы, который был создан в России после отмены крепостного права, государству необходимо всячески поощрять частную инициативу «снизу». «Желательно, чтобы начинающимся и особенно кооперативным (артельным) предприятиям было оказываемо исключительное внимание и всякие с них налоги уменьшаемы ради их усиленного возникновения», – заявил ученый. Иными словами – «перестаньте кошмарить бизнес» и дайте ему спокойно развиваться. Ничего не напоминает? 

В то же время ученый прекрасно осознавал взаимосвязь внутреннего и внешнего спокойствия государства с развитием промышленности и торговли. С одной стороны, участники товарного обмена должны быть защищены государством, задача которого создавать максимально благоприятные условия для их развития. С другой стороны, развитая промышленность и прочные торговые связи дают рабочие места и в целом укрепляют социально-экономическую стабильность, которая перетекает в политическое благополучие государства. Менделеев критиковал западнические идеи о всевластии рынка, отрицал практически полное устранение государства от регулирования его процессов. По его мнению, в здоровом хозяйственном механизме рынок и государство не исключают, а дополняют друг друга. 

По убеждению Менделеева, государство должно управлять как политическим, так и экономическим прогрессом. Экономика и политика – взаимосвязанные вещи, находящиеся в постоянном взаимодействии. И отстраненность государства от экономики в итоге будет влиять на политику, что со временем приведет к ослаблению государства, потерявшего контроль над политической сферой. Контроль за политической ситуацией по Менделееву исходит именно из верховодства государства в экономических процессах. А это особенно важно для России, имевшей не в пример европейским странам колоссально 

сложный хозяйственный механизм. И в условиях слома старой экономической системы, основанной на крепостном праве и господстве сельского хозяйства, и ее замены на капиталистическую систему, направление экономической деятельности предпринимателей является общим благом, которое позволит сохранить политическую и экономическую стабильность в империи. 

В то же время процесс становления промышленной мощи России был для Менделеева неотделим от демографических вопросов. Как известно, промышленность требует рабочих рук. «Высшая цель политики яснее всего выражается в выработке условий для размножения людского», – писал он. В 1906 году ученый опубликовал труд «К познанию России», где на основе переписи населения страны в 1897 году пришел к выводу, что при сохранении тогдашних демографических тенденций к середине 20 века население России составит около 300 миллионов человек, а к началу 21 века – 600. По его мнению, только постоянный рост населения будет способствовать расширению промышленной сети в масштабах всей страны. Нет рабочих рук – нет заводов. Это прекрасно понимал Менделеев. В то же время он отмечал, что его расчеты строятся на исключении масштабных социальных катаклизмов. 

Однако Россия, как известно, в первой половине 20 века пережила сразу два мощнейших удара, унесших жизни десятков миллионов человек – Первая мировая война, плавно перешедшая в гражданскую, и Великая Отечественная война. По переписи СССР 1959 года, население страны составило около 210 миллионов человек. Упомянутые выше войны унесли порядка 40 миллионов человек. Добавим сюда коллективизацию и прочие катаклизмы времен «больших коммунистических строек». Таким образом, без учета всего этого население России в середине 20 века могло бы если и не достигать 300 миллионов, то, как минимум, превосходить отметку в 250 миллионов человек. Посему расчеты ученого были по большей части верны, и к концу 20 века Россия, скорее всего, достигла и преодолела бы 500-миллионный рубеж. Обладая при этом развитой промышленностью и широким слоем инициативных частных собственников-предпринимателей, которых создал бы труд, а не ничтожные бумажки под названием ваучеры. 

Однако наиболее дальновидным Менделеев, кажется, оказался в вопросе развития сырьевого сектора России. Прекрасно осознавая природное богатство страны, ученый между тем ясно понимал, что это – палка о двух концах, которая может как озолотить Россию, так и привести ее к «сырьевому проклятию». Возможно, именно поэтому его так невзлюбили пришедшие к власти после распада СССР либеральные «младореформаторы», с остервенением принявшиеся уничтожать отечественную промышленность, таким образом обрекая российскую экономику на ее тяжелейшую зависимость от поставки энергоресурсов за границу. 

Удивительно, но в условиях подъема общественно-политической мысли в 90-х годах, труды Менделеева практически не переиздавались. Великий ученый фактически находился под негласным запретом. И ничего удивительного в этом нет, поскольку строившим новую экономику по заветам «чикагских мальчиков» Егору Гайдару и компании не было никакого дела до промышленного производства, которое они старательно уничтожали. Сам же Менделеев в таких условиях автоматически перешел в разряд злейших идеологических врагов реформаторов. 

По их мнению, производство – это «прошлый век», а посему российская экономика должна была сосредоточиться на сфере услуг. Механизм, предлагавшийся либералами, был до предела прост: уничтожаем промышленность, еще сильнее подсаживаем экономику на «ресурсную иглу» посредством продажи нефти и газа за рубеж, а на вырученные деньги приобретаем товары и продукцию за границей. 

Таким образом, России в их системе координат отводилась роль типичного сырьевого придатка, типичной колонии западных метрополий. Осталось разве что сократить население до пресловутых 15-30 миллионов человек, достаточных для обслуживания нефтяной и газовой трубы. И где в такой системе координат место Менделееву? То, что строили реформаторы, – это не просто абсолютно непохожая на модель нашего великого экономиста система, это совершенно антименделеевская модель, созданная на полном отрицании идей ученого по принципу «делай наоборот». А раз строится «антисистема», то книги, в которых описана здоровая система, лучше спрятать от глаз народных подальше. Вдруг кто-нибудь прочтет и заподозрит, что вместо рыночного рая «младореформаторы» решили построить колониальный ад. 

Конечно, для тех, кто на правах «младших партнеров» желал любыми путями встроиться в западную элиту, Россия не представляла никакой ценности. Она была расходным материалом, низведение страны до состояния колонии позволило бы им получить от сильных мира сего всевозможные политические, финансовые и прочие дивиденды. Построенная на отрицании идейного экономического наследия Дмитрия Ивановича Менделеева система уже через десять лет поставила Россию на грань существования. 

Выздоровление же началось тогда, когда государство проснулось от спячки и решило вернуть в свои руки механизмы регулирования экономической и хозяйственной деятельности, о необходимости чего и говорил Менделеев. 

С приходом к власти Владимира Путина российская экономика начала постепенно выбираться из своего архаического состояния времен «дикого накопления и преступного перераспределения» капитала и стала обретать черты регулируемой государством хозяйственной модели. В то же время перед Россией до сих пор стоят вопросы сокращения промышленного потенциала, ущемления мелкого и среднего бизнеса, а также демографическая проблема, которая уже приводит к нехватке рабочих рук и, судя по прогнозам, будет лишь усугубляться. 

Впрочем, Россия – это устойчивый организм, обладающий колоссальными способностями к выживанию. Сейчас страна стоит на перепутье в выборе дальнейшего пути развития. Очевидно, что еще одну крупную ошибку мы себе позволить не можем. Посему вопрос единственно правильного выбора становится вопросом жизни и смерти для более чем тысячелетнего организма России. Ответ же, как это часто бывает, лежит на поверхности. Изучение и принятие на вооружение экономических принципов великого русского ученого Дмитрия Менделеева станет залогом выживания страны. История уже показала его правоту, а раз так, то было бы крайне глупо не учитывать эти крайне полезные уроки.

, ,

Добавить Коментарий


Русские агитационные плакаты