> >
13
Ноя

Глобальный экологический кризис следствие глобального системного кризиса управления

Газета «АиФ» (05.11.08 г., «Вымерзнем как мамонты? Земле угрожает глобальное похолодание») напечатала интервью с Соломоном Крооненбергом, профессором геологии Дельфтского технического университета и почётным профессором МГУ. Основная мысль, которую высказал С. Крооненберг заключается в том, что глобальный экологический кризис на планете — это результат «циклического развития» биосферы планеты на протяжении многих тысячелетий, а не следствие безнравственной библейской концепции управления и техногенной деятельности человечества.

Мы выносим эту статью на сайт, а свои комментарии даём ниже. Выделения в тексте наши.

ИАС КПЕ

Вымерзнем как мамонты? Земле угрожает глобальное похолодание

Об этом журналист «AиФ» поговорил с Саломоном Крооненбергом, профессором геологии Дельфтского технического университета (Голландия) и почётным профессором МГУ

Недавно в Германии вышла его книга «Человеческое измерение. Земля через 10 тысяч лет», которая наделала много шума.

Сапиенс невиновен
— Лет пятнадцать мир с тревогой твердит о глобальном потеплении и об угрозе парникового эффекта. 161 страна подписала Киотский протокол, обязавшись снизить выбросы углекислоты в атмосферу. Противники этого документа — США и Австралия. Выходит, меньшинство право?

— Идея Киотского протокола такова: человек — с его заводами, теплоэлектростанциями, автомобилями, самолётами — так насытил атмосферу углекислым газом, что температура воздуха быстро растёт, полярные ледники и айсберги ускоренно тают, уровень Мирового океана поднимается. Если резко не снизить выбросы углекислоты, ждите затопления прибрежной части материков, роста числа катастроф, мирового Апокалипсиса.

Но с 1940 по 1975 год Земля переживала похолодание — даже в Европе бывали морозы ниже 30 градусов. И что же, в середине ХХ века выбросы углекислого газа снижались? Наоборот, они росли, несмотря на похолодание. Меньше строили тепловых электростанций? Не развивали автомобилестроение? Вовсе нет — промышленная революция шла не меньшими темпами, чем до и после похолодания. Получается, изменение климата тогда не зависело от деятельности человека.

В истории цивилизации было немало похолоданий и потеплений. Так, шесть веков, с XIII по XIX, холодало. Вспомните классические пейзажи голландских художников: замёрзшие каналы, жители городов на коньках, дети с клюшками в руках…

Предыдущее заметное потепление имело место 120 — 130 тысяч лет назад, когда никакой промышленности в принципе не было. Кстати, уровень Мирового океана был тогда на 6 метров выше нынешнего. До V тысячелетия до новой эры ледники таяли с гораздо большей скоростью, чем сегодня. Если за последние сто лет уровень океана вырос на 17 см, то 10 тысяч лет назад он поднимался до 4 метров в столетие.

Без Апокалипсиса
— Если не от человека, то от чего же зависит чередование тёплых и холодных периодов?
— Вовсе не избыток углекислоты приводит к таянию ледников и глобальному потеплению. Напротив, в течение последних 600 тысяч лет рост концентрации углекислого газа — не причина, а следствие потепления.

Можно представить себе четыре времени года, переживаемых нашей планетой. Только длительность такого «года» примерно сто тысяч лет.

Сейчас на Земле своего рода «конец августа»: ещё тепло, но не за горами осень.
По моей оценке, вскоре после нынешнего небольшого потепления начнётся длительный холодный период — десятки тысяч лет.

— Не слишком ли наивно предсказывать, что будет через 10 тысяч лет? Да и так ли это важно, если даже наши правнуки не застанут столь отдалённого времени?
Предсказывать изменения климата можно и нужно. Ядерные отходы, которые сегодня так активно захоранивают на морском дне, имеют срок активности больший, чем 10 тысяч лет. Если мы хотим, чтобы жизнь на Земле не пресеклась после нас, то надо себе представлять, что будет с этими отходами. К примеру, если при новом похолодании уровень океана резко понизится, контейнеры с радиоактивной отравой могут выйти на поверхность новой суши.

Действительно, тенденция такова, что климат ещё много тысяч лет будет становиться всё более холодным. 1998 год, оказавшийся рекордно тёплым за всю полуторавековую историю наблюдения погоды, так и останется на пике локального потепления. Разве не радостно осознавать, что пик уже пройдён и картины Апокалипсиса, которые порой рисуют некоторые мои коллеги, несостоятельны?

— Вы — известный противник Киотского протокола. Но разве плохо, если человечество договорится сжигать меньше углеводородов и воздух на планете будет чище?

— Я не против того, чтобы экономно расходовать ресурсы. Но не надо, не понимая сути происходящих процессов, пугать самих себя грядущей катастрофой. Вот и пытаюсь убедить коллег: давайте не будем столь высокомерны, не станем приписывать человечеству той роли, которую оно играть не может.

«АиФ», 5.11.08 г.

Действительно, «не надо, не понимая сути происходящих процессов, пугать самих себя грядущей катастрофой», однако сам автор этих слов — С. Крооненберг не понимает (а может и сознательно скрывает) сути происходящих процессов и истинных причин возникновения глобального экологического кризиса, как составной части глобального системного кризиса управления на планете Земля. Именно поэтому (пытаясь как-то объяснить происходящее) высказывает теорию, которая очень похожа на теорию «циклов» экономиста Кондратьева, то о чём говорит глава староверов-инглиингов Патер Дий, и то о чём пишет Н.В. Левашов. Все они исключают факт управления процессами происходящими во многих сферах жизни общества. А это наводит уже на определённые размышления.

В дополнение к вышеприведенной статье добавим интервью первого заместителя главы МЧС Руслана Цаликова («МК», 23.07.08 г., «В России “охладят” глобальное потепление») в котором высказаны прогнозы возможного развития событий на Русском Севере в ближайшем будущем. Следует отметить, что эта статья подтверждает факт воздействия человечества на биосферу Земли и не снимает ответственности с людей за изменение климата на Земле. Текст статьи приводим ниже. Выделения в тексте наши.

В России “охладят” глобальное потепление

“МК” стал известен план МЧС по противодействию всемирной угрозе
Сколько осталось времени, чтобы спасти мир?

Героям боевиков на это дело обычно предоставляется от пятнадцати минут до трёх суток. Но в фильмах всегда точно известна дата предстоящей катастрофы.
В реальной жизни чётких сроков нет. Одни считают, что изменение климата приведёт к необратимым последствиям для населения Земли, причём это случится в ближайшие десять лет. Другие полагают, что последствия будут не столь драматичными и заметим мы их лет через пятьдесят, не раньше. А третьи говорят, что вообще ничего не изменится.

В Европе и Северной Америке распространена первая точка зрения, там бьют тревогу не только учёные, но и сами граждане. У нас к глобальному потеплению более спокойное отношение. Мало кто о нём знает, и ещё меньше тех, кого оно волнует.
Доклад первого заместителя главы МЧС Руслана Цаликова на “круглом столе” Совета Федерации внес в эту безмятежность ноту беспокойства. Пока общество пребывает в неведении относительно глобального потепления, МЧС, оказывается, уже готовится противостоять его разрушительным последствиям.

О том, что нас ждёт, Руслан Хаджисмелович Цаликов рассказал в интервью “МК”.

Глобальное потепление — это факт?

— Это факт. Наблюдения, которые проводились за последние два века, говорят, что климат меняется. Температура на Земле за последнее столетие на один градус поднялась. Но в рамках этого одного градуса последние восемь-девять лет дали 0,4 градуса. На северных территориях температура поднялась ещё выше — примерно на два градуса.

— Кто ведёт такие наблюдения в нашей стране?
— Наблюдения ведут в первую очередь Росгидромет и Академия наук. Мы также работаем с Институтом прикладной математики РАН, Институтом физики Земли, с академиками — специалистами в области техногенного риска.

— Судя по вашему докладу, угрозы оцениваются как катастрофические.
— Не будем драматизировать ситуацию. Мы констатируем лишь то, что если тенденция к потеплению сохранится, произойдут некие изменения, и они будут нести для нас определенные риски. Оценивать риски — наша обязанность. Именно так и надо понимать мой доклад. А не то что, товарищи, давайте зарываться в пещеры…

— Почему эти “возможные изменения” до сих пор не стали в нашей стране предметом серьёзной озабоченности?
— Глобальное потепление уже стало предметом серьёзной озабоченности в обществе. Оно давно является предметом внимания не только учёных, но и представителей власти. В Совете Федерации прошёл “круглый стол” на эту тему — разве это не свидетельство озабоченности?

Западные учёные делают ещё более страшные прогнозы, чем в вашем докладе, требующие уже не дискуссий, а действий. Насколько они обоснованы?
— Такие вопросы, как глобальное потепление, требуют более серьёзных научных данных, чем мы сегодня имеем. Этот процесс требует наблюдения на протяжении больших исторических периодов. Между тем инструментальные измерения, которые могут помочь разобраться с проблемой глобального потепления, ведутся совсем недавно — максимум лет двести. Поэтому для однозначных выводов сегодня не хватает научно-статистической базы.

— Ваш доклад посвящён только северным регионам страны. Почему МЧС концентрирует внимание только на них?
— 65 процентов территории нашей страны находится в зоне вечной мерзлоты. Архангельская, Мурманская области, часть Вологодской, Республика Коми, Урал. Чем восточнее мы идём по карте, тем ниже опускается эта зона — до Байкала.
У нас очень много городов построено на вечной мерзлоте. Технология строительства здесь, конечно, другая. Там, где вечная мерзлота находится на большой глубине, дома построены обычным способом и риски не так высоки. Но в районе, например, Норильска и Дудинки роль опоры выполняет именно вечная мерзлота, и если она будет таять, дома начнут терять устойчивость. Кроме того, почти все наши нефтепроводы и газопроводы проходят именно по вечной мерзлоте. Они могут начать прогибаться, уходить вниз.

— Если растают льды — поднимется уровень Мирового океана. Как это отразится на наших территориях?

— Неизвестно, насколько он может подняться — на один сантиметр или на десять. На этот счёт мнения учёных очень противоречивы. Конечно, для Голландии даже один сантиметр — катастрофа. Но на наших портах и десять особо не отразятся.

За 28 последних лет количество льда на Северном полюсе сократилось примерно на 40 процентов. На снимке, сделанном в сентябре 2007 года, видно, что льда стало намного меньше. Но мы ведь сегодня не фиксируем необратимых опасностей для человечества. Так что вполне возможно, что и дальнейшее таяние к ним не приведёт.

— Из-за чего происходит глобальное потепление?
— Одна из причин — антропогенный фактор. Человек своей деятельностью вторгается в окружающую среду. Например, выкачивает нефть — и под землей образуются пустоты. Те естественные процессы, которые идут в природе, серьёзно изменяются, нарушаются, меняется их скорость.

Земля — часть единой планетарной системы, и там тоже идут какие-то процессы, которые на нас влияют.
Причин может быть очень много. Изучать их — задача науки. А обязанность человеческого общества — адекватно на них реагировать.

— Вы не считаете, что люди в силах остановить глобальное потепление?
— Думаю, можно повлиять на его темпы в части антропогенного фактора, но остановить — нельзя. Мы же не можем не ездить на автомобилях, не летать самолетами и мерзнуть в холодных домах.

— Если сжигание угля и нефти наносит большой вред атмосфере, то разумно сейчас искать альтернативные источники энергии.
— Да. Но во многих случаях за такими вопросами стоят и бизнес-интересы, и политический контекст: кто-то хочет быть независим от стран, обладающих ресурсами углеводородного сырья.

Кроме того, любой принципиально новый источник энергии может нести в себе и новые опасности. Когда семья Кюри работала над делением ядра, она стремилась получить дополнительный источник энергии. Но оказалось, что это ещё и источник угроз.

— Со следующего года МЧС России начнет отправлять в северные регионы целевые экспедиции. Чем они будут заниматься?
— Решать практические задачи. Жизнь человека на Севере — принципиально иная. И технологии тоже должны быть другие — не только строительные, но и спасательные. Так, наша пожарная техника ведёт себя на Севере совершенно иначе. Например, обычная пожарная цистерна бесполезна, потому что вода в ней замерзает. Значит, для Севера нужны особые виды техники. Последние двадцать лет по известным причинам у нас этим почти не занимались, но теперь страна встала на ноги, и мы обязаны к этой проблеме вернуться.

— У МЧС есть план обустройства хранилища радиоактивных отходов на Новой Земле?
— Это должны быть не наши планы, а наших коллег, которые следят за этими хранилищами. Но я уверен, что все риски найдут своё решение. Человечество так устроено: появилась проблема, люди начинают ею заниматься, находят технологии, потом под них выделяются средства, и проблема решается.

Конечно, опасность здесь есть. Кроме Новой Земли есть и подводные потенциально опасные объекты. И даже обыкновенное затонувшее судно, если оно было с большим запасом нефти, тоже представляет угрозу.

— Но эти угрозы, на ваш взгляд, очень далеки и нет нужды срочно бросаться их предотвращать?
— Хочу, чтобы было понятно, — это нормальный процесс. Тема озвучена, и общество собирается ей заняться. Достаточные запасы времени — от 20 до 50 лет — позволяют заниматься решением этой проблемы спокойно, квалифицированно и грамотно.

беседовала Юлия Калинина

КАКИЕ КАТАСТРОФЫ ЖДУТ РОССИЮ

выдержки из доклада первого заместителя главы МЧС Р.Х. Цаликова на заседании “круглого стола” комитета совета федерации

В случае, если средняя температура воздуха увеличится на 4 градуса, в районах вечной мерзлоты возникнут необратимые изменения. Уже в настоящее время в Западной Сибири отмечается интенсивное оттаивание мёрзлых пород (до 4 см/год). В течение 20—25 лет ожидается, что граница криолитозоны в Западной Сибири сдвинется на север на 30—80 км, а на островах — до 200 км. К 2050 г. зона вечной мерзлоты, по умеренным оценкам, сдвинется на 150—200 км.
Оттаивание мерзлых пород приведёт к росту числа техногенных чрезвычайных ситуаций из-за обрушений зданий и сооружений, повреждений коммуникаций. Ожидается, что при увеличении среднегодовой температуры воздуха на 2 градуса несущая способность свайных фундаментов сократится на 50%.

Значительные изменения прочности зданий уже произошли в Якутске, а к 2030 году масштабы разрушений могут стать катастрофическими, если не принять срочных защитных мер. Угрозе разрушения могут подвергнуться более четверти стандартных жилых домов, построенных в 1950—1970 гг., в таких городах, как Якутск, Воркута и Тикси.
В Западной Сибири ежегодно уже происходит около 35 тыс. отказов и аварий нефте- и газопроводов. Около 21% аварий связаны с механическими воздействиями, в том числе с потерей устойчивости фундаментов и деформацией опор.

Очевидно, станут непригодными для использования действующие сегодня вертолетные площадки и полевые аэродромы, которые необходимы для доставки в северные районы продуктов питания, почты, ГСМ, других товаров, оказания медицинской помощи и спасения людей. Подготовка транспортной инфраструктуры северных территорий в новых климатических условиях становится, таким образом, актуальной задачей.

Риск для объектов инфраструктуры особенно велик там, где мерзлый грунт содержит большое количество льда. К таким районам относятся значительная часть долины реки Лены, Западно-Сибирская равнина, Чукотка и большая часть островных территорий севера европейской части страны, на которых находятся крупные нефтегазовые комплексы, линии электропередачи, Билибинская АЭС.

Значительными неприятностями грозит разрушение стенок подземных хранилищ. Десятки лет на северных территориях шла добыча полезных ископаемых — нефти, газа, металлов. Огромные количества сырой нефти “потерялись” при авариях и протечках на нефтепроводах, но не распределились в почве, а остались в земле, скованные вечной мерзлотой. При таянии мерзлоты новые биоценозы могут быть отравлены нефтью. Такие ситуации принято называть “химическими временными бомбами”, имея в виду отсроченный характер вредного воздействия. Эти “бомбы” могут иметь и “металлическую” природу: в отходах и отвалах горнодобывающих производств на вечной мерзлоте содержатся огромные количества вредных для всего живого тяжелых металлов. На Севере уже пришлось столкнуться с проблемой, когда в поверхностные воды стали попадать размываемые в оттепель сельскохозяйственные удобрения и ядохимикаты.

Особую опасность представляет ослабление вечной мерзлоты на Новой Земле в зонах расположения хранилищ радиоактивных отходов и на полуострове Ямал в районе перспективной нефтедобычи.
Следует отметить ещё одну опасность — из тающей вечной мерзлоты резко усиливается выделение метана, а ведь в ней накоплено около 70 млрд. тонн метана, что составляет две трети от всех запасов природного газа.

Будут повышаться уровни грунтовых вод, что может привести к подтоплению обширных районов, к деформации и к ослаблению фундаментов различных зданий и сооружений. Особенно могут пострадать от этого ценнейшие исторические центры городов, памятники и архитектурные ансамбли на территории Русского Севера, включающего Архангельскую, Вологодскую и Ленинградскую области…
Увеличение осадков и стока северных рек приведет к повышению мощности весенних паводков, создаст новые проблемы по защите населения и территорий от наводнений.

В связи с глобальным потеплением возникает серьёзная проблема для северных территорий, обусловленная таянием арктических льдов. В 1979 году сентябрьский лед занимал 7,2 млн. кв. км, а в 2007 году — лишь 4,3 миллиона. С 2000 года по 2005 год площадь ледяного покрова Арктики сократилась на 21%, а с 2005 года по 2007 год ещё на 23%. И теперь некоторые морские пути, по которым раньше могли пройти только ледоколы, стали доступны обычным судам. Учёные предсказывали: глобальное потепление приведет к тому, что лед не будет покрывать арктические воды круглый год. Однако считалось, что это случится ближе к концу XXI века. Согласно результатам исследования, опубликованного в 2007 году, воды полярного региона освободятся ото льда уже к лету 2030 года, а может быть, и раньше.

За последние 30 лет толщина морских льдов уменьшилась на 1,3 метра, то есть почти вдвое. А чем тоньше лед, тем короче ледовый период. Теперь льды начинают таять весной раньше, покрывают поверхность воды осенью позже. Расчёты показывают, что к 2050 году Северный морской путь будет открыт 100 дней в году, вместо 20, как сегодня, а к 2070 году Земля может полностью лишиться северной ледяной шапки.
Это делает актуальным и значимым для нашего государства не только расширение масштабов судоходства в северных широтах, увеличение количества судов российского Северного флота, но и крайне важной становится задача обеспечения безопасности на воде в этих районах.

Беспрецедентная скорость, с которой тают арктические льды, может поставить под угрозу выживание коренных народов северных территорий в связи с нарушением их традиционного образа жизни, привести к затоплению больших площадей, исчезновению отдельных биологических видов, таких, как белые медведи, кольчатые нерпы и др., к разрушению инфраструктуры населённых пунктов, в то же время позволит открыть новый путь между Азией и Европой, облегчить доступ к топливным ресурсам на шельфе морей Северного Ледовитого океана.

«МК»

Однако, не только на Русском Севере существует опасность экологической катастрофы. Такая опасность существует в Антарктиде, где в последние годы особенно интенсивно таят ледники и благодаря этому уровень Мирового Океана постоянно повышается.

Так газета «Газета» (27.03.08 г., «Пока учёные ждут — лёд откалывается») сообщила о том, что пока политики говорят и разсуждают о необходимости законодательной борьбы с глобальным потеплением, природа представила ещё одно неопровержимое доказательство негативных процессов. Со спутников были получены изображения разлома на антарктическом шельфе Уилкинса. 28 февраля 2008 г. от шельфа откололся первый айсберг площадью 98,4 кв. км, что спровоцировало дальнейший разлом шельфа. Последние данные говорят о том, что от шельфа Уилкинса, общая площадь которого примерно составляет 13 тысяч кв. км, в ближайшее время отколется ледник площадью около 415 кв. км (это половина площади Москвы).

Учёные не предполагали, что процесс откалывания ледников в Антарктиде начнётся так быстро. Они уверены, что причиной происходящих разломов ледников является глобальное потепление. Если бы мировые ледники просто таяли, то этот процесс занял бы несколько тысячелетий, однако ледники начали разламываться, что значительно ускоряет процессы таяния. В XXI-м веке по прогнозам уровень океана поднимется на 70 см, но с учётом разламывания, теперь уже уровень поднимется в два раза. В 2007 году российскими специалистами был зафиксирован исторический минимум ледяного покрова в Арктике — 4,4 тыс. кв. км.

Эксперты считают, что аналогичное антарктическому разламывание льдов в Арктике и Гренландии уже приводит к негативным последствиям: меняются пути миграции и ареал обитания животных Севера, корректировать образ жизни приходится и коренным северным народностям. В 2008-м году белые медведи были замечены в районах Ненецкого автономного округа — раньше так далеко в глубь материка они не проходили.

Если уровень мирового океана повышается, то пресной воды во многих регионах становится всё меньше. Уменьшение запасов пресной воды влияет как на экологическую ситуацию в регионах и здоровье людей, так и на обеспеченность энергетическими ресурсами этих регионов. На политическую стабильность в них.
Напряжённая ситуация, связанная с запасами энергетических и водных ресурсов и их использованием, наблюдается во многих регионах мира уже в настоящее время. Об этом сообщает «НГ» (8.04.08 г., «Битва за воду»). За последние полвека в мире произошло более пятисот споров из-за водных ресурсов, двадцать из которых закончились военным вмешательством. Фактически, наличие «напряжённости» в разных регионах мира свидетельствует о том, что при помощи неё «мировое закулисье» осуществляет управление регионами мира по принципу: «разделяй и властвуй».

В мире существует около четырёх десятков стран, которые географически испытывают дефицит воды, — эти страны расположены в засушливых зонах. Они на 50% и более зависят от воды, которая поступает извне.

Серьёзные проблемы с использованием водных ресурсов имеются в странах Центральной Азии. Здесь практически исчерпаны все резервы водообеспечения. По разным оценкам ежегодный объём речных водных ресурсов в регионе определяется порядка 120 куб. км, что обеспечивается двумя крупнейшими реками региона Амударьей и Сырдарьей. Следует заметить, что сток Амударьи зарегулирован на 96%, а Сырдарьи — на более чем 85%. Однако главная проблема заключается в том, что более 80% всех запасов пресной воды в регионе контролируется Киргизией и Таджикистаном. Эти страны, благодаря построенным в советское время в верховьях рек водохранилищам, могут регулировать сток, влияя на уровень воды в низовьях рек. Имея столь мощный «рычаг» влияния, Киргизия и Таджикистан получают возможность влиять на сопредельные страны — Казахстан, Узбекистан и Туркменистан.

В результате разрушения Советского Союза руководством стран Центральной Азии был поставлен вопрос о собственности на воду, так как вода наряду с другими ресурсами оказалась по разные стороны новых государственных границ. В результате руководители стран Центральной Азии для решения этого вопроса вынуждены садиться за стол переговоров и заниматься водной дипломатией. Когда этим руководителям не удаётся достичь договоренности о прямой плате за водные ресурсы, то тогда расчёт осуществляется по бартеру: газ за воду (Узбекистан–Киргизия) или вода за электроэнергию (Таджикистан–Казахстан) и т.д.

Вопрос вододеления и совместного использования водных ресурсов в Центральной Азии обсуждается на протяжении 15 лет. Ещё в 1993 году разногласия стран региона по данному вопросу должно было снять «Соглашение о сотрудничестве в сфере совместного управления, использования и охраны водных ресурсов межгосударственных источников». Но все подписанные документы оказались неработоспособными, поскольку во всех странах Центральной Азии существует концептуальная неопределённость. А руководители этих стран не понимают способов управления глобальными процессами «мировым закулисьем», а некоторые просто не верят в возможность такого управления. Поэтому между Туркменистаном и Узбекистаном, Киргизией и Таджикистаном, Казахстаном и Киргизией «складываются непростые отношения» по вопросу использования водных ресурсов. Кстати, руководители Афганистана претендуют на свою долю водозабора в этом регионе, это около 10 куб. км из верховьев реки Амударьи. Стоит добавить и о существовании «сложных водных отношений» между Китаем и Казахстаном из-за вопросов регулирования стока верховья реки Чёрный Иртыш.

Подводя итог вышесказанному можно сделать вывод о том, что проблемы совместного использования водно-энергетических ресурсов в странах Центральной Азии не разрешатся до тех пор, пока в этих странах сохраняется концептуальная неопределённость. Для решения проблемы связанной с совместным использованием водных ресурсов, а также для решения накопившихся внутренних проблем каждой страны, руководящей «элите» стран Центральной Азии необходимо выйти на понимание способов осуществления глобальной политики в мире и начать совместно проводить свою глобальную политику в регионе в соответствии с нравственной концепцией управления, принцип которой: «Соединяй и Созидай!». Именно такой нравственной, целостной концепцией является КОБа, которая открыта для понимания всем и каждому.

По прогнозам экспертов население республик Центральной Азии к 2025 году увеличится до 40 млн. человек, что потребует дополнительных объёмов водных ресурсов. Однако каждый год становится менее водным, чем предыдущий.

Между тем за последние 50 лет площадь горных ледников источников питания Амударьи и Сырдарьи — уменьшилась на 40%, это значительно сокращает объём их стока. В Туркменистане, на юге Казахстана и Узбекистана до сих пор плохо обстоит дело с обеспечением населения доброкачественной питьевой водой. В связи с этим Международная кризисная группа в 2002 году в Брюсселе опубликовала доклад «Центральная Азия: вода и конфликты». Очевидно, что проблема водных ресурсов всё теснее переплетается с вопросами водно-энергетического регулирования, а значит с вопросами политико-экономических взаимоотношений государств Средней и Центральной Азии.

Некоторые эксперты считают, что опасения о нехватке водных ресурсов в будущем лишены основания. В качестве аргумента приводятся колоссальные запасы арктических и антарктических ледников, а также огромные запасы подземных вод. Однако при этом не рассматриваются вопросы о том, какова будет цена использования данных водных ресурсов: в экономическом плане, так и в долгосрочном плане — влияние глобального потепления и возможные необратимые негативные последствия.

Водные ресурсы, наряду с нефтью и газом, уже сейчас серьёзный фактор в межгосударственных отношениях, механизм влияния. В перспективе этот фактор будет возрастать ещё больше. Руководители стран, располагающих водными ресурсами, провозглашают воду товаром, требуя за него оплаты от соседних государств.

Водные конфликты, как инструмент управления, позволяют контролировать жизненно важный ресурс, необходимый для биологической жизни человека и функционирования современного промышленно-технологического общества. Вода стала важнейшим фактором глобальной политики. Борьба за водные ресурсы повторяет «соперничество» за нефть и газ, разделяя страны на те, кто владеет этим ресурсом, и те, кто его импортирует. Отличие лишь в том, что в отношении воды экспортировать её гораздо сложнее и дороже. Поэтому водные ресурсы, становятся «международным товаром», стоимость которого в 21-м веке превысит стоимость углеводородного сырья — нефти и газа.

Кстати, газета «НГ» (8.04.08 г., «Кризис уже реальность») сообщила о том, что жесточайший режим экономии в потреблении электроэнергии введён в Таджикистане, в Киргизии. Это напрямую связано с количеством воды в главном центральноазиатском гидроузле — Токтогульском водохранилище. Её катастрофически мало. Основа энергетики Киргизии — это гидроэнергетика. Каскад Токтогульских ГЭС обеспечивает всю республику дешёвой гидроэнергией, её себестоимость на шинах ГЭС не превышает 7–8 копеек за кВт/ч. Сегодня объём воды в Токтогульском водохранилище составляет около 7 млрд. куб. м при полном объёме — 19,5 млрд. куб. м. Горизонт мёртвого объёма (ГМО), когда для предотвращения техногенной катастрофы придётся останавливать турбины Токтогульской ГЭС (её мощность — 1200 МВт), равен 5,4 млрд. куб. м. По данным специалистов, к 1 апреля, то есть к началу сезона вегетации сельскохозяйственных растений и активной ирригации, объём воды в Токтогульском водохранилище приблизится всего к 6–6,2 млрд. куб. м. Впервые в этом году Узбекистан не получил нужного объёма воды для полива главной своей сельскохозяйственной культуры — хлопчатника, — приносящей в год примерно один миллиард долларов дохода. Южный Казахстан, где выращивается в основном рис, а также пшеница, тоже может оказаться без воды. В прежние годы эти республики получали от Киргизии примерно по 1,2 млрд. куб. м воды для полива сельхозкультур с мая по сентябрь включительно. Ежегодно по этим вопросам подписывались четырехсторонние межправительственные соглашения (Киргизия, Узбекистан, Казахстан и Таджикистан).

В СССР в период правления И.В. Сталина, объединённая энергосистема Центральной Азии (ОЭС ЦА) создавалась с учётом всех энергетических особенностей государств региона. Киргизия и Таджикистан богаты гидроресурсами, Узбекистан, Туркмения и Казахстан — углеводородами. Вся энергосистема может работать стабильно и максимально устойчиво при условии её правильной технологической эксплуатации. Но этот важнейший фактор был нарушен после расчленения СССР. Вместо взаимодополнения и взаимозаменяемости энергосистем, их объединённой работы с учётом особенностей каждой началась самоизоляция национальных энергетик. Вследствие концептуальной неопределённости правительства этих государств определили для себя принцип энергетической независимости, а по сути — энергетический сепаратизм. Объединённая энергосистема Центральной Азии была насильственно разъединена руками бездумных местных «элит» по воле «мирового закулисья», принеся всем странам региона массу новых проблем.

Сегодня несмотря на многочисленные «правильные декларации» и «призывы по объединению усилий» в сфере энергетики, реального и взаимовыгодного объединения до сих пор не произошло. Руководство каждой страны ЦА региона в силу опять же концептуальной неопределённости, пытается решать энергетические проблемы в одиночку. Но объективно, без провозглашения своей концепции управления и без перехода к её реализации на практике, ничего сделать не удастся. Поэтому общий итог неутешителен — ПШИК!

По оценкам специалистов, имеющий некогда переизбыток энергии регион сейчас вошёл в зону энергодефицита. Так, по состоянию на нынешний момент, дефицит электроэнергии в Таджикистане по году (в основном в зимнее время) достигает примерно 3,5–4 млрд. кВт/ч (!), на юге Казахстана — около 1 млрд. кВт/ч, на севере Киргизии (зимой) — почти 1,2 млрд. кВт/ч. В Узбекистане и Туркменистане положение пока более устойчивое, имеется даже некоторый избыток электроэнергии в зимнее время, но там работают тепловые станции — ГРЭС — на природном газе и мазуте, что является экономически нецелесообразным.

Что касается киргизской энергосистемы, то она сама по себе уникальна, поскольку основана, прежде всего, на гидроресурсах. Мощнейший водный бассейн многолетнего регулирования — Токтогульское водохранилище обеспечивает Киргизию, и соседей не только электроэнергией, но и поливной водой для ирригации важнейших сельскохозяйственных растений — основы экономической составляющей Узбекистана и юга Казахстана.

При проектировании и создании единой энергосистемы ЦА каскад Токтогульских ГЭС в основном должен был работать в ирригационном режиме, осуществляя максимальные попуски воды в весенне-летнее время. Сегодня эта технологическая схема нарушена. Поэтому сброс воды усиленно ведётся не только весной и летом, но и зимой — для обеспечения электроэнергией внутренних потребностей республики. Это тем более ощутимо сказывается на рабочем объёме воды в Токтогульском водохранилище, поскольку ТЭЦ Бишкека выдаёт сегодня мощность в 180–220 МВт, но раньше она могла выдавать свыше 600 МВт. Нехватка финансов, а также дорогие энергоносители (уголь, газ, мазут), которые приходится импортировать из соседних республик, приводят к высокой себестоимости (уже более 3,5 цента) одного кВт/ч, выработанного на ТЭЦ. А отпускной оптовый тариф не превышает 1,1 цента в силу того, что население не может платить сегодня за один кВт/ч около 5 центов. То есть сегодня ТЭЦ убыточна.

Кстати, газета «АиФ» (29.10.08 г., «Юрий Лужков: «Нужно научиться продавать воду») и газета «Коммерсантъ» (31.10.08 г., «Юрий Лужков налил книгу») сообщили о том, что мэр Москвы Ю.М. Лужков издал книгу «Вода и Мир». В этой книге Лужков пытается обосновать необходимость постройки канала для переброски 5-7% среднегодового стока Оби в реку Амударья (Казахстан). Главный аргумент Лужкова заключается в том, что излишки пресной воды можно продавать в Среднюю Азию, и проект переброса рек «даст нам возможность реализовывать воду как товар в республики Средней Азии».

В связи с этим возникают следующие вопросы: Не нарушит ли водный баланс в регионе доноре переброс воды из одного региона в другой? Не приведёт ли это к экологической катастрофе?

Да и вообще, сам факт торговли водой является безнравственным действом. Ведь вода как воздух необходима всему живому. К тому же безнравственные планы торговли пресной водой автоматически вписаны в планы «мирового закулисья» по установлению жёсткого фашистского режима, как в Средней Азии, так и в других регионах планеты. Ведь не просто так «в США запроектирована гигантская система перераспределения стока рек Аляски и Канады. Предполагается направлять их в ряд провинций Канады, ряд штатов США, а также в Мексику». Да и «в Китае специалисты разработали проекты переброса части стока вод реки Янцзы в северные регионы». Если это произойдёт, то в этом случае вода станет главным инструментом управления, более значимым чем нефть.

Однако оказывается, что не только на Русском Севере, в Антарктиде можно ожидать экологические бедствия связанные с глобальным системным кризисом управления и на пороге водного кризиса не только далёкая Центральная Азия, но и ближнее Подмосковье, а в перспективе и Москва. Об этом сообщает газета «МК» (26.03.08 г., «Буракам закон не писан»).

Подмосковью грозит экологическая катастрофа. Большую тревогу вызывает у специалистов состояние воды в столичном регионе. Многие дачники и жители сельской местности заметили, что с каждым годом вода в их колодцах убывает. Оказалось, что бесконтрольное бурение скважин по всей территории Подмосковья значительно испортило качество воды, и уменьшило её количество грунтовых вод.

По статистике 15—20% всего водоотбора страны приходится на Московский регион, при том, что он занимает только 0,3% её площади. Ежегодно из водохранилищ и подземных глубин для жителей Московского региона качается 1,2 млрд. куб. м воды это в десять раз больше, чем пьёт любая область Центральной России. На каждого жителя Подмосковья в сутки приходится около 400 л воды. На 80% эта вода из артезианских источников. Система же подмосковных водохранилищ, прежде всего, ориентирована на водоснабжение Москвы, у которой собственных источников питьевой воды практически не осталось.

Московский артезианский бассейн, в котором, по примерным расчётам учёных, воды в пять раз больше (даже с учётом незаконной вододобычи), чем тратится на жизнеобеспечение 6-миллионного населения.

Учёные посчитали: раньше 30% осадков уходило в грунт, то сейчас только 15%. Активная застройка, вырубка лесов, всевозможная хозяйственная деятельность, включая массовое асфальтирование, не дают верховодке питаться в полной мере. Плюс глобальное потепление. Осадки испаряются быстрее, чем успевают впитываться.

За последние 10—15 лет отмечается значительное ухудшение качества артезианских подземных вод Московской области. Это заметили и сами жители. По мнению руководителя этой службы Ольги Гавриленко, на сегодняшний день более четверти подмосковной воды не соответствует санитарным нормам.

По ГОСТу норма составляет не более 0,3 мг железа на литр, а для Москвы и Подмосковья допускалось содержание 1 мг. Допустимой считалась концентрация на уровне 2—3 ПДК. Сейчас она достигла 10—15 ПДК.

Повышенное содержание железа видно уже невооруженным глазом. Характерный желтоватый цвет и “песочный” осадок на дне любой ёмкости стали признаком воды во многих городах и селах. Особенно сильное ожелезивание наблюдается в северных и северо-западных районах (Клинский, Истринский, Красногорский и др.), где вода залегает глубоко.

Если для всей страны по ГОСТу действовала норма не более 0,3 мг железа на литр, то для Москвы и Подмосковья допускалось содержание 1 мг. Иными словами, считалась допустимой концентрация на уровне 2—3 ПДК. Сейчас она достигла 10—15 ПДК. Причём это значение постоянно повышается.

Артезианские воды в Подмосковье залегают под мощным глинистым пластом, чрезвычайно обогащенным железом. Грунтовая вода, отравленная нитратами и другими химикатами, выщелачивает из глины железо и прогоняет его в воду. Т.е. содержание железа повышается искусственно, вне зависимости от природных процессов. Тем не менее, процесс этот так просто не остановить.

Считать эту проблему локальной — большая ошибка. Вода — уникальное ископаемое ещё и потому, что когда двигается, то из объекта загрязнения превращается в фактор загрязнения. Скорость идёт на метры в сутки, а через год-два радиус “поражения” отходами человеческой жизнедеятельности может достигать десятки километров.

Ситуация по железу достигла таких масштабов, что её пытаются решать на правительственном уровне. В области действует специальная программа по строительству станций обезжелезивания и установке фильтров. Но загрязнение идет быстрее, чем с ним успевают бороться.

Одновременно в подмосковной воде стало повышаться содержание фтора. Копить на стоматолога жители неблагоприятных по фтору районов (Красногорского, Раменского, Химкинского, Клинского и др.) могут начиная с раннего детства. Ведь в первую очередь он размягчает зубную эмаль и ведёт к такому заболеванию, как флюороз. Кариес быстро поражает “голые” зубы.

Неочищенные стоки наполняют воду сульфидами, органическими соединениями, стабильным стронцием, нитратами, бензолами, фенолами. В некоторых местах вода имеет запах сероводорода. Количество марганца, который, к примеру, используется при производстве бензина, практически повсеместно доходит до 2—3 ПДК. Больше всего опасений вызывает у специалистов вода в южных районах Подмосковья. Она отличается мелким залеганием: горизонт начинается всего в 20—30 м от поверхности. Поэтому здесь меньше железа, зато вся остальная таблица Менделеева представлена в пугающем объёме.

Помимо техногенного загрязнения, непоправимый вред подземным источникам наносит огромное количество бесхозных скважин, через которые в водоносные горизонты попадает столько гадости, что трудно себе представить. А если добавить к этим заброшенным “дыркам” тысячи вновь пробуренных несанкционированных частных скважин, то картина получается совсем безрадостная.

Из 150—170 тысяч скважин Подмосковья только 11 числятся официальными. Заброшенных скважин, по подсчетам специалистов, — 30—35 тысяч, а все остальное — частные, несанкционированные, дренажные, разведочные и другие. Ежегодно скважин становится на 10—12 тысяч штук больше. Чаще всего эти скважины не ликвидируются, их попросту бросают и бурят новые.

Если старые отчёты о муниципальных скважинах ещё остались, то военные городки — особый случай. Их командиры вообще не считали нужным отчитываться кому бы то ни было о своих геологических изысканиях.

Однако ликвидация старых скважин пустое дело, поскольку ежегодно бесконтрольно, без соответствующих разрешений, строгого соблюдения технологий и правил в области бурятся тысячи новых скважин. Самый большой “приплод” даёт дачный сезон.

Отсутствием контроля в этой области пользуются «кулибины» со всего бывшего СНГ. Они готовы бурить где угодно, только плати. Однако за последствия они не отвечают. Решающую роль в этом деле, играет цена вопроса.

Сегодня не многие люди знают, о том, что до развала СССР из подмосковных водоносных источников, расположенных на глубине 600—700 м добывалась минеральная вода. Она ещё осталась в Чеховском, Рузском и других районах. Эту воду разливали в бутылки и продавали. Ванны из этой рассольной воды обладают большим лечебным эффектом, она полезна во многих отношениях. Однако залегает на глубине от 1 км. Сегодня её никто не добывает.

По мнению ученых, подмосковная вода с каждым годом будет становиться всё грязнее, если не вывести водозаборные узлы в экологически чистые места.

К сведению, в Подмосковье разведано четыре крупнейших месторождения: Южное, Северное, Западное и Восточное. Они могли бы кардинально улучшить ситуацию не только в Подмосковье, но и в Москве, единственной из европейских столиц не имеющей альтернативного водоснабжения.

Каков же выход?

Для того чтобы найти и понять выход, необходимо понимать что все существующие на планете Земля экологические проблемы не появились сами собой ниоткуда и не являются следствием «циклического развития» Земли, Солнечной системы или Вселенной.

Все проблемы, как и тысячи лет назад, являются следствием глобального системного кризиса, к которому подвело планету Земля и всё Человечество «мировое закулисье», осуществляя на протяжении тысячелетий безнравственную несправедливую библейскую концепцию управления, принцип которой «разделяй и властвуй». Поэтому основная причина всех бед на планете это БЕЗНРАВСТВЕННОСТЬ!

Однако, сегодня дальнейшее существование этой сатанинской концепции поставлено под вопрос. На смену ей пришла иная концепция. Концепция справедливого жизниустройства — КОБа — теоретическая платформа КПЕ, принцип которой «Соединяй и Созидай!». Именно реализация её положений способны решить все существующие ныне проблемы во всех сферах жизни современного общества. Только КОБа даёт возможность каждому человеку обрести реальную нравственность, для дальнейшего освоения своего генетически обусловленного потенциала развития, данного человеку Богом.

ИАС КПЕ

Один коментарий to “От Антарктиды до Московской области”

Добавить Коментарий


Русские агитационные плакаты