> >
18
Сен

А это оказывается гуманисты лучше вас знают как воспитывать ваших детей….

О чем умалчивают сторонники ювенальной юстиции

С середины 90-х годов в России предпринимаются попытки внедрить систему ювенальной юстиции. Она определяется ее сторонниками как «система защиты прав и законных интересов несовершеннолетних». Однако не проходит и недели, чтобы в России не проводились митинги, пикеты, конференции и круглые столы, противодействующие нововведению. В Государственную думу, Совет Федерации, президенту и премьер-министру уже посланы тысячи писем и обращений. 22 апреля систему ювенальной юстиции подверг резкой критике президиум межрелигиозного совета России, куда входят главы всех традиционных конфессий.

В России дFOTOSOYUZавно существует собственная система защиты прав несовершеннолетних, которая признана многими специалистами одной из лучших в мире. Она основывается на защите семьи, поскольку этого требует основной закон Российской Федерации — Конституция. Понимая, что родных отца с матерью никто ребенку не заменит, детей отбирали только в самых крайних случаях. Если родители исправлялись, детей им возвращали.
Шаг вправо, шаг влево

Западная система ювенальной юстиции предусматривает изъятие детей на основаниях, которые для нас еще недавно были абсолютно недопустимыми, абсурдными, например, когда у семьи плохие жилищные условия. В России государство, по Конституции, обязано предоставлять жилье, улучшать условия жизни семьи. Оно может не справляться со своими социальными обязательствами, но возлагать вину за собственные промахи на родителей и наказывать их изъятием детей считалось бесчеловечным и безнравственным.

Кроме того, ювенальная юстиция широко толкует понятие насилия над детьми. Во многих странах Евросоюза уже приняты законы, запрещающие любое телесное наказание, к которым относят в том числе шлепок или постановку ребенка в угол. Практически все нетелесные наказания трактуются как психическое насилие. В Англии, например, родители не могут в наказание лишить детей карманных денег, поскольку законом предусмотрена некая сумма, которую они должны давать детям независимо от их поведения.

В тех российских регионах, где осуществляется ювенальный эксперимент, уже прозвучали тревожные звонки. В «Обзорной справке о судебной практике по делам о преступлениях против семьи и несовершеннолетних (статьи 150—157 УК РФ), рассмотренным судами Ростовской области», судья Воронова Е.Л. приводит дело некоего опекуна Михова И.И., получившего 11 месяцев исправительных работ за жестокое обращение со своим 11-летним подопечным. Михов, цитируем, «выражал словесно и жестами угрозы побоями» (то есть говорил что-то вроде: «Ну, я тебе сейчас дам!» или «Что, ремня захотел?»), «за незначительные проступки ставил несовершеннолетнего в угол на длительное время», а также «против воли и желания принуждал несовершеннолетнего принимать пищу» (в народе говорят — «пичкал»). Таким образом, ювенальная юстиция лишает родителей возможности наказывать ребенка, когда на него не действуют уговоры.

Ювенальная юстиция провозглашает принцип приоритетности прав ребенка. На практике это означает, что дети могут подавать на родителей и прочих взрослых в суд. А суд встает на защиту ребенка и старается оградить его от родителей-правонарушителей. Не так давно на русском языке вышла книга «Пастернак против Нидерландов». Автор — Григорий Пастернак, ныне живущий в Голландии. Его дочь-подросток начала прогуливать школу, требовать денег на развлечения и наряды, скандалить. При этом она жаловалась на родителей в службы защиты прав ребенка. Девочку забрали в приют, а отца лишили родительских прав за то, что он однажды стер косметику с ее лица. Пастернак дошел до Страсбургского суда, однако приговор остался в силе. Если родители попадают в поле зрения ювенальной юстиции, то, как правило, они обычно выступают в роли обвиняемых. Доказать свою правоту в большинстве случаев им не удается.

Права детей трактуются широко, родители почти ни в чем не могут их ограничивать. Например, нельзя ограждать детей от влияния деструктивной масскультуры, поскольку родительский запрет будет истолкован как нарушение права на информацию и досуг. Выбор сексуальной ориентации — это право на самовыражение, так что родители не могут воспротивиться пропаганде гомосексуализма в детско-подростковой среде. Да и наркомания считается не лучшим, но допустимым «альтернативным стилем жизни».

Сам принцип ювенальной юстиции, когда детей побуждают жаловаться на взрослых, когда вводят простейшие номера телефонов, по которым может позвонить даже малое дитя, а в школах устанавливают ящички для детских доносов, настраивает на своеволие и предательство.

Выставляя родителей главными врагами собственных детей, ювенальная юстиция значительно расширяет права организаций, занимающихся защитой детских прав. Представители ювенальных служб могут без предупреждения явиться с проверкой в любую семью и, придравшись к чему-нибудь, отнять детей. Широко известна история актрисы Натальи Захаровой, у которой французский ювенальный суд 11 лет назад отобрал трехлетнюю дочь, обвинив в «захватнической, удушающей материнской любви». Несмотря на все усилия Натальи, девочка до сих пор скитается по приютам, а в последние полгода ее местонахождение вообще неизвестно матери.

В 2000 году французское правительство под давлением профессионалов, забивших тревогу, обратилось к генеральному инспектору по социальным делам Пьеру Навесу и генеральному инспектору юридического отдела Брюно Катала с просьбой представить доклад о положении дел в судах по делам несовершеннолетних и социальных службах о разлучении детей с родителями. Доклад получился шокирующим. «Колоссальное количество детей отнято у родителей и помещено в приюты и приемные семьи. Судьи и сотрудники социальных служб постоянно нарушают закон. Между законом и практикой его применения огромная разница. В одном и том же суде практика одного судьи отличается от практики другого. Нет качественного контроля системы защиты детей и семьи. Никакого уважения к семье, никакой заботы о ней ювенальная юстиция не проявляет. Прокуратура не может вести наблюдение за всеми делами, так как их слишком много. Социальные работники и судьи имеют полную, безграничную власть над судьбой ребенка. Сотрудники социальных служб часто отнимали детей по анонимным телефонным звонкам. Якобы кто-то им позвонил и сказал, что та или иная семья в опасности».

Из 2 млн социальных сирот во Франции, по оценкам специалистов, около 1 млн отнято незаконно. В Германии за последний год было отнято 70 тыс. детей, причем половина — за недостаточно хорошие материальные условия жизни ребенка. В пятимиллионной Финляндии — 11 тыс. А вот что пишет о ювенальной системе США проживающая там психолог Арина Липкина: «Чаще всего американские семьи сталкиваются с этой системой после того, как на них подают жалобы. Поводом для обращения в «органы» может быть как серьезный проступок, так и досадная оплошность родителей. Например, соседи могут позвонить в полицию и сообщить, что малолетний ребенок оставлен дома один, без присмотра. Либо учительница расскажет о том, что родители одной из ее учениц не обеспечивают девочке достойных условий проживания. Скажем, не выделяют свой «учебный кабинет». Или воспитательница пожалуется на отца своего воспитанника, заметив на теле малыша синяки или царапины. Все эти действия родителей именуются в Америке «плохим обращением с ребенком». Формально плохое обращение — это любое действие или бездействие взрослого, которое приводит к риску для жизни и здоровья ребенка. Сюда же можно отнести и «эксплуатацию» детей, например, принуждение к домашним работам. И даже причинение эмоционального ущерба при выговоре за плохую отметку. Словом, в Америке можно найти массу поводов для вторжения государства в семейные отношения. И каждый родитель знает: любой неосторожный, «непедагогичный» шаг может повлечь за собой массу неприятностей».
Как обстоят дела в России?

 
 

С введением в действие Указа Президента РФ Б.Н. Ельцина №942 от 14.09.1995 года, утвердившего «Национальный план действий в интересах детей», в соответствии с которым в числе мер по укреплению правовой защиты детства предусмотрено создание системы ювенальной юстиции, процесс разрушения семьи был запущен. В том же 1995 году в Семейный кодекс РФ еще без упоминания о ювенальной юстиции была внесена правовая норма п. 2. ст. 56, согласно которой ребенок вправе самостоятельно обращаться за защитой своих прав в орган опеки и попечительства, а по достижении 14 лет — в суд.

В Ростовской области в том же 1995 году началась обкатка региональной модели и еще до введения соответствующих законов был создан первый в России ювенальный суд. На сегодняшний день пилотных регионов, в которых идут те или иные ювенальные программы, уже более 30. Среди них — Москва, Санкт-Петербург, Саратовская, Самарская, Брянская, Волгоградская, Кемеровская, Пермская, Костромская и Нижегородская области, Ставропольский, Красноярский и Краснодарский край, Чувашская республика, Ханты-Мансийский автономный округ.

В феврале 2002 года Государственная дума РФ приняла в первом чтении закон «О внесении изменений в Федеральный Конституционный Закон «О судебной системе Российской Федерации», предусматривающий создание специализированных ювенальных судов. Они рассматривают уголовные, гражданские и административные дела, хотя бы одним из участников которых является несовершеннолетний (а это широчайший спектр дел!). Однако окончательное решение по данному вопросу не принято до сих пор. В октябре 2004 года законопроект в предварительном порядке рассматривался в Управлении делами президента и поддержан не был. Законопроект был крайне сырым, сделанным без анализа ситуации в стране, без учета действующей правовой системы России. По существу он мог привести к параличу всей правовой, судебной и правоохранительной системы России.

В настоящее время в Госдуме в первом чтении принят законопроект, существенно облегчающий процедуру изъятия детей из родной семьи. Дело о лишении родительских прав будет рассматриваться по заявлению органа опеки и попечительства мировым судьей в течение трех (!) суток.

Ситуация парадоксальная: закона о ювенальной юстиции нет, а ювенальные суды, не предусмотренные Конституцией, уже есть. Получается, что это некие офшорные зоны, где не действуют законы Российской Федерации. Детей по «ювенальным основаниям» отнимают все больше и больше. В Манском районе Красноярского края четырех детей забрали за то, что семья жила в маленьком плохо отапливаемом доме. Из-за пресловутого квартирного вопроса пытались отобрать ребенка и у проживающей в Санкт-Петербурге киноактрисы Валентины Касьяновой. В Ленинградской области у вдовы Веры Камкиной отняли четырех детей «за бедность». Аналогичная история произошла во Владивостоке с Еленой Атаманенко, матерью семерых детей, в Нижнем Новгороде — с тремя детьми Сергея Пчелинцева. Из-за царапины на шее приемной дочери опека отобрала Ладу у семьи Лапиных из Балашихи, а приемных родителей обвинила в истязании ребенка. Очень похожий случай (только вместо царапины — синяк) произошел с семьей Вороновых в Белгороде. В Тамбове органы опеки пытались изъять ребенка на том основании, что первые два месяца, пока мать кормила его грудью, он не добирал веса. В Екатеринбурге зимой проводилась спецоперация «Малыш», во время которой тоже разгорелся скандал из-за неправомерного изъятия детей.

Сторонники ювенальной юстиции пытаются уверить общественность, что к их системе беспредел опек отношения не имеет. Но уж очень слаженно беспредельничают чиновники. И почему-то именно там, где отрабатываются ювенальные методики.
Не борзыми щенками, а детками…

 
 

Трудно даже представить, какого уровня достигнет коррупция в российских структурах, если они получат безграничную и бесконтрольную власть над семьями. Ведь дети — самое дорогое, что есть у людей.

Еще сильнее расцветет взяточничество и при продаже детей за границу. Вероятно, в преддверии внедрения ювенальной системы в России открываются иностранные агентства по международному усыновлению. Учитывая распространение в мире так называемого секс-туризма, дети — особо ценный товар.

Министерство здравоохранения выступает за разрешение медицинских опытов над детьми и донорства детских органов. Если это будет законодательно утверждено, отнятые ребятишки станут первыми кандидатами на соответствующие манипуляции.

Лоббисты ювенальной юстиции говорят о необходимости упразднения детских домов и о повсеместном внедрении так называемых «фостерных» семей, неких «профессиональных родителей», которые получают за каждого ребенка немалые деньги. В западных странах в ведении таких профессионалов может находиться одновременно целый детский отряд. Очевидно, что когда опека над детьми запахнет деньгами, контингент приемных родителей существенно поменяется. Альтруистов вытеснят оборотистые люди. А сотрудники ювенальных служб станут диспетчерами, распределяющими детей. Отработанная в других видах бизнеса схема отката пойдет как по маслу.

Судьи порой даже не видят детей, которых собираются отобрать у родителей, а выносят решение на основании рапортов сотрудников ювенальных служб. Во многих странах гомосексуалисты и лесбиянки получили право усыновлять детей и брать их под опеку. При этом скандалы, связанные с педофилией, старательно замалчиваются. Мало того, против тех, кто пытается поднять шум, нередко фабрикуют уголовные дела. Весьма показательна история россиянки Софьи Кручининой. После развода с мужем-французом, служившим в муниципальной полиции, она обнаружила на порносайте фотографию их двухлетнего сына, которого она отпускала на выходные к отцу. Эксперты определили, что фото было послано на сайт с электронного адреса отца. Перепуганная Софья больше не хотела отдавать малыша, но тут подоспели детозащитники. Жандармы отобрали Яна и отвезли к папе «на каникулы». Суд оставил ребенка отцу на том основании, что «чрезмерная материнская любовь» была вредна малышу. Тогда Софья, стремясь привлечь внимание общественности, открыла блог, где рассказала о своих злоключениях. На блог действительно обратили внимание, и суд города Шартра возбудил в отношении россиянки дело за «дискредитацию судебных решений». Софью Кручинину приговорили к 11 месяцам тюрьмы, правда, условно. А затем возбудили дело о лишении ее родительских прав на том циничном основании, что она уже два года «не принимает участия в воспитании ребенка».

Если уж на законопослушном Западе творится такое безобразие, то в нашей стране, где коррумпированность чиновников стала притчей во языцех, начнется полный беспредел. В Государственной думе лежит законопроект «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации», предлагающий обязать органы опеки и попечительства при участии в деле о лишении родительских прав предъявлять в суд в интересах ребенка требования:

— о выселении родителей (одного из них), лишенных родительских прав, из жилого помещения в случае, предусмотренном жилищным законодательством;

— об определении порядка владения и пользования имуществом, находящимся в общей долевой собственности ребенка и родителей, лишенных родительских прав или ограниченных в родительских правах.

Предлагаем читателям самостоятельно поразмыслить, какие перспективы откроются перед чиновниками в случае принятия такого закона.
Под дамокловым мечом

Фактическое поощрение детского своеволия под видом защиты прав ребенка приведет к росту случаев девиантного поведения, подросткового алкоголизма, наркомании, игромании и прочих пагубных привычек. В «ювенальной» Франции дети с 13 лет массово приобщаются к курению марихуаны, а в Великобритании каждый седьмой ребенок еще до 13 лет пробует «травку». В условиях ювенальной юстиции о принудительном лечении несовершеннолетних наркоманов и алкоголиков, за которое ратует Госнаркоконтроль, нечего будет и заикаться. Такое лечение вступит в вопиющее противоречие с принципом приоритетности прав ребенка, предполагающим уважение его свободы выбора: лечиться или умереть от передозировки.

Окончательно выйдя из-под влияния родителей, еще большее количество детей, чем сейчас, подпадет под влияние молодежной масскультуры. Ранняя сексуализация вкупе с потреблением психоактивных веществ неизбежно приведет к снижению интеллекта, что, несомненно, скажется на повышении уровня смертности от несчастных случаев, аварийных ситуаций, несоблюдения техники безопасности и пр.

Кстати, ювенальная юстиция откроет зеленую улицу для сексуального просвещения детей и подростков, которое пока удавалось не допустить в школу, апеллируя к праву родителей выступать заказчиками образовательных услуг. Приоритетность прав ребенка (в данном случае — права на информацию) уже не позволит запрещать уроки секс-просвета. Более того, в странах Запада родителей, которые пытаются воспрепятствовать растлению детей под видом просвещения, могут лишить родительских прав (как, например, в случае германской школьницы Мелиссы Бусекрос, которую родители не пускали на уроки, где детям демонстрировались в качестве пропаганды здорового образа жизни и семейных ценностей видеозаписи половых актов. Девочку, несмотря на ее протест, изъяли из семьи, а когда она в приступе отчаяния попыталась покончить с собой, поместили в психиатрическую клинику). Напомним, что сексуальное просвещение — весьма эффективная мера, направленная на внедрение в детское сознание установки на безопасный секс и малодетную семью. Во всем мире этим занимаются организации «планирования семьи», главная цель которых — сокращение рождаемости. Показательно, что Российская ассоциация «Планирование семьи» (РАПС) горячо поддержала внедрение ювенальной юстиции. Если это состоится, об улучшении демографической ситуации в России можно забыть.

У дошкольников и младших школьников угроза расставания с родными вызовет рост тревожности и страхов, что резко увеличит и без того угрожающую статистику детской психопатологии. Соответственно они тоже попадут в группу риска и в подростковом возрасте могут пополнить ряды алкоголиков, наркоманов. А отнятые дети — ряды мстителей, террористов.

Отдельно нужно сказать о состоянии взрослых жертв ювенальной юстиции. Для нормальных людей отнятие ребенка — страшная трагедия. Лишение родительских прав будет вызывать у взрослых устойчивые депрессии, психозы, приводить к самоубийству, алкоголизму, наркомании. В условиях демографического кризиса в России люди начнут массово отказываться от деторождения, так как им не захочется жить под дамокловым мечом ювенальных служб.
Развал образования

С введением ювенальной юстиции в школах появятся правозащитники-омбудсмены, не подчиняющиеся администрации школы, собирающие компромат на учителей и директора. В школе расцветут доносительство и интриги. Возможность жаловаться омбудсмену резко снизит авторитет учителей, и без того подорванный свободным воспитанием и отвязной подростковой масскультурой.

Пока в открытой печати мало сведений о том, что будет считаться нарушением прав учащихся. Но уже ясно, что основное внимание уделено «борьбе с перегрузками»: учитель не имеет права даже на пару минут задержать урок, давать задания на выходные, список литературы на лето. На фоне снижения уровня образования попытки хоть как-то подтянуть учеников будут блокироваться.

Недавно прокуратура Верхне-Исетского района Свердловской области (пилотный регион) на основании 22 жалоб вынесла решение, согласно которому учителя не смеют заставлять школьников стирать с доски и убирать класс. Чудовищным нарушением прав учащихся считается и удаление из класса. Учитель не имеет права выгнать школьника, КАК БЫ ОН СЕБЯ НИ ВЕЛ. Нельзя также ставить двойки по поведению — это унижение. Сейчас наблюдается рост детской расторможенности, гиперактивности, дефицита внимания, девиантного поведения. Лишившись возможности применять хоть какие-то дисциплинарные меры к таким ученикам и оказавшись в позиции вечно обвиняемого (не заинтересовал ребенка), учитель не сможет нормально вести урок.
Разгул преступности

Вызывает озабоченность призыв отказаться от репрессивного подхода (помещение несовершеннолетних преступников в колонии и тюрьмы) и переход на реабилитационный. Хотя о каких репрессиях может идти речь, когда у нас до 70% приговоров несовершеннолетние получают условно, причем количество тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных ими, растет, доходя до 50—60 (а по некоторым данным и до 80%)?! Иными словами, подростки часто не попадают в колонию даже за тяжкие и особо тяжкие преступления. Однако на круглом столе, проведенном 11 сентября 2009 года во французском посольстве, приводились цифры, на которые нас призывают равняться. В 2008 году во Франции 218 тыс. детей (до 18 лет включительно) нарушили закон. Это 17% от всех уголовных дел. 92 тысячи «детей в конфликте с законом» были защищены правозащитными ассоциациями (попросту отпущены), 33 тыс. подлежат реабилитации, 7 тыс. передано другим учреждениям (каким именно, пояснено не было), 2 тыс. отправлено в центры «усиленного воспитания» и лишь 3 тыс. — в тюрьмы. И то всего на три месяца (то есть одномоментно находится в заключении лишь 680 человек из 218 тысяч)! В России же несовершеннолетние преступники в среднем находятся в колонии 3,5 года. При этом французские правозащитники признали, что преступность во Франции растет. С 2002 года женская подростковая преступность выросла во Франции на 140%. В драке на автомобильной станции в Шелле участвовало около 100 (!) девочек от 14 до 17 лет.

Не лучше обстоят дела и в Англии. Криминальный возраст в результате усилий правозащитников сейчас снизился с 16 до 14 лет. Полиция сообщает, что в женской банде из Брикстона состоят даже десятилетние девочки. В городе Селби такая банда покалечила 72-летнюю пенсионерку, сделавшую девочке замечание. Банды девочек-подростков, по сообщениям МВД Великобритании, отличаются особым садизмом.

США, апробировавшие «нерепрессивный подход», вынуждены теперь принимать законы, облегчающие передачу дел несовершеннолетних правонарушителей в суды для взрослых, что является следствием разочарования специалистов и общественности в реабилитационной доктрине как таковой. В штате Мичиган уголовная ответственность снижена до семи (!) лет.

Если сторонники ювенальной юстиции навяжут России «нерепрессивный подход», то, учитывая последствия криминальной революции ельцинского периода, катастрофическое падение уважения к закону и общественной морали, нетрудно прогнозировать, что страну захлестнет новый вал преступности и наркомании.
Дестабилизация общества и государства

В продвижении ювенальной юстиции в России чрезвычайно заинтересованы иностранные и международные организации, такие как ЮНИСЕФ, ЮНЕСКО, Департамент международного развития Великобритании (DFID), Human Right Watch, американские, канадские, французские правозащитные организации. Они не скупятся на средства и пытаются оказывать политическое давление на российскую власть, требуя соблюдения Конвенции о правах ребенка и укрепления демократии. Засветилась в процессе и закрытая международная организация ПРООН, замешанная в организации «цветных революций» на территории стран бывшего СНГ.

Фактический уход несовершеннолетних правонарушителей от ответственности за «незначительные» правонарушения (к которым вполне могут быть отнесены хулиганские действия, вандализм и шокирующее поведение в общественных местах) развяжет руки участникам «цветных революций», широко использующим данные приемы в своей борьбе с властью. Везде, где эти революции проходили, правозащитниками делался упор на то, что полиция не должна «сражаться с детьми».

Поощрение жалоб на учителей и родителей со стороны специально созданной службы омбудсменов вполне может сформировать группы бунтарей. Омбудсмены связаны с правозащитными структурами. А те, как известно, не­ма­ло потрудились на ниве «цветных революций» в странах СНГ и продолжают это делать. Собирая досье на учителей, родителей и учеников, правозащитники получают доступ к информации о частной жизни людей. Это позволит им создать банк данных персонального характера (в том числе и на государственных деятелей, военных, сотрудников органов безопасности, ученых, занимающихся секретными разработками, поскольку их дети тоже учатся в школах и могут стать объектом интереса омбудсменов). В обстановке строгой секретности (разговоры с жалобщиками ведутся конфиденциально) школьные правозащитники способны завербовать потенциальных бунтовщиков, которых впоследствии можно будет вывести на российские майданы. Совершенно ясно, что жаловаться к омбудсменам в основном пойдут не первоклассники, а подростки, которые и были вкупе со студентами основным контингентом цветных революций на Украине, в Грузии и пр.

Ювенальная юстиция создаст почву и для расцвета этнической преступности. Малолетние выходцы с Кавказа и из Средней Азии уже сейчас нередко имеют при себе холодное оружие. Учитывая подстрекательство западных спецслужб, можно с уверенностью прогнозировать рост напряженности, терроризма и социальные взрывы из-за столкновений на почве межнациональной розни.

Вполне вероятно и использование этнического фактора в процедуре отнятия детей. К примеру, в Татарии объектом изъятия могут становиться преимущественно башкирские и русские дети, в Башкирии — наоборот, татарские и опять-таки русские. Даже если подобные случаи будут единичными, это усугубит и без того непростые межнациональные отношения в нашем государстве.

Очевидно, что вмешательство ювенальных служб в частную жизнь семьи и тем более отнятие детей у немаргинальных родителей вызовет (и уже вызывает!) усиление социального напряжения.

Усилится напряжение и на религиозной почве. Православные родители окажутся перед трагическим выбором. Ювенальная юстиция будет провоцировать детей на нарушение заповеди «Чти отца твоего и матерь твою», а родители по ювенальным законам не смогут удерживать детей от зла и будут вынуждены нарушать либо заповеди, либо закон. Не без основания они будут винить в творящемся произволе государство и объединяться для борьбы с ним.

К ювенальной системе будут относиться не только государственные органы и учреждения, но и различные неправительственные некоммерческие организации. Опыт последних лет показал, что такие организации нередко работают на деньги зарубежных фондов и делают все, чтобы разрушить традиционные устои семейных взаимоотношений в нашей стране, пропагандируют безопасный секс, гомосексуализм, наркоманию. Многие из этих организаций являются тоталитарными сектами, которые не всегда можно выявить сразу. Все это опять-таки будет способствовать росту недовольства среди верующих традиционных конфессий и настраивать их против государственной власти.
Новый мир

Несколько лет назад у россиян появилась возможность прочитать три связанных между собой документа с одним общим названием «Гуманистический манифест». Первый датирован 1933 годом, второй — 1973-м, последний — 2000-м. Для уяснения происходящих сегодня мировых процессов эти документы чрезвычайно важны, поскольку представляют собой идеологическую платформу глобализма.

Неслучайно такой осведомленный политик, как бывший спичрайтер Рейгана Патрик Бьюкенен, называет гуманистов заговорщиками, которые произвели в Европе и Америке разрушительную революцию, подорвав семейные устои и культурные традиции. «Гуманистический манифест» претендует на мировоззренческий переворот, объявляя веру в Бога и его заповеди несостоятельной. В связи с этим важнейшее значение для гуманистов имеет формирование «нового человека». В главе «Манифеста» с многозначительным названием «Планетарный Билль о правах и обязанностях» уделяется немало места вопросам воспитания, образования и семьи. «Его претворение в жизнь будет делом нелегким», — сурово предупреждают гуманисты. И немудрено, ведь очень многие постулаты «билля» прямо противоположны традиционным представлениям о добре и зле — в чем, собственно, и состоит «новая этика». Для смены нравственных ориентиров необходимо пресечь передачу религиозных ценностей и культурных традиций. Причем сделать это надо быстро и резко, поскольку процесс смены вех всегда сталкивается с инерцией, а затем и сопротивлением большинства людей. Кроме того, ценности, содержащиеся в так называемом культурном ядре нации, трудно поддаются изменению. Тут без радикальных мер не обойдешься. Основной упор в данном случае делается на отрыв детей от родителей. Нынешние творцы нового мира в ультимативной форме требуют: «Родителям не следует навязывать детям собственные религиозные представления или моральные ценности, стремиться внушить им определенные взгляды».

В качестве основного способа разрушения семьи и общества идеологами современного гуманизма как раз и выбрана либерально трактуемая защита прав ребенка. В ратифицированной Россией международной «Конвенции о правах ребенка» (1989) прослеживается сравнительно новая концепция либеральной юриспруденции: полная автономия детей, приравнивание их прав к правам взрослых, хотя открыто это никогда не признается. Такая концепция способна спровоцировать необратимый разрыв «отцов» и «детей» и деморализовать старшее поколение, чтобы оно утратило волю к сопротивлению. Разгул подростковой преступности способствует нагнетанию в обществе страха и взаимной неприязни между поколениями. Параллельно происходит расширение границ дозволенного, ценности действительно меняются.

Кроме того, одной из приоритетных задач глобализации является ограничение численности населения из-за декларируемой нехватки природных ресурсов. А криминализация и наркотизация молодежи весьма успешно справляются с этой задачей. Ну и, конечно, не надо забывать о такой важной цели, как ограничение, а в дальнейшем и окончательное упразднение суверенитета национальных государств. Для этого создатели «прекрасного нового мира» пытаются произвести перевороты и революции, поставив марионеточные правительства, которые будут проводить нужную им политику. Соответственно тем, кому такая перспектива не кажется заманчивой (а мы уверены, что их в России подавляющее большинство), следует двигаться в противоположном направлении.

Автор: Ирина МЕДВЕДЕВА, директор Общественного института демографической безопасности, Татьяна ШИШОВА, сопредседатель Объединенного общественного комитета в защиту семьи, детства и нравственности

Гуманистические манифесты:

Гуманистический Манифест I

Пришло время осознания радикальных изменений в религи­озных верованиях во всем совре­менном мире. Эпоха простого пере­смотра традиционных подходов завершилась. Наука и экономические изме­нения подорвали старые верования. Религии всего мира не в состоянии приспособиться к новым условиям, созданным огромным ростом зна­ния и опыта. В каждой сфере челове­ческой деятельности жизненно важ­ная направленность развития обу­словлена искренним, внутренне ей присущим гуманизмом. С целью луч­шего понимания религиозного гума­низма мы, нижеподписавшиеся, хо­тим сделать некоторые утверждения, которые, как мы полагаем, отражают факты нашей современной жизни.
Существует огромная опас­ность полной, и, как мы счи­таем, фатальной идентификации слова религия с доктринами и мето­дами, потерявшими свое значение и бессильными решить проблемы че­ловеческой жизни в двадцатом сто­летии. Религии всегда были способом освоения высших жизненных ценностей. Они получали свою за­вершенную форму в осознании общей ситуации, в кото­рую погружен человек (теология, или общий взгляд на мир), смысла ценностей, содержа­щихся в ней (цель, или идеал) и средств (культ), предназначенных для достижения удовлетворитель­ной жизни. Изменения в любом из этих факторов приводят к смене внешних форм религии. Этим объясняется трансформация религий за прошедшие столетия. Однако рели­гия как таковая, какие бы изменения ни претерпевала, остается постоянной в своем вопрошании к вечным ценностям – неотъемле­мому атрибуту человеческой жизни.
Современное, более широкое понимание человеком универсума, его научные достижения, а также его более тесная связь с человеческим братством создали ситуа­цию, требующую нового определе­ния средств и целей религии. Такая жизненная, бесстрашная и искрен­няя религия, способная дать и дос­тойную социальную цель и личное удовлетворение, для многих людей может оказаться фактором, оконча­тельно разрывающим их связь с прошлым. Нынешняя эпоха породила огромные сомнения в традиционных религиях, и не менее очевиден тот факт, что любая религия, претендующая на то, чтобы стать объединяющей и дви­жущей силой современности, долж­на отвечать именно теперешним нуждам. Создание такой рели­гии – главнейшая необходимость современности. Ответственность за это лежит на нашем поколении.

Мы утверждаем нижеследующее:
1. Религиозные гума­нисты рассматривают Вселенную самостоятельно существующей и несотворенной.
2. Гуманизм полагает человека частью природы, и его возникновение есть результат дли­тельного процесса.
3. Придерживаясь ор­ганической точки зрения на жизнь, гуманисты находят, что традицион­ный дуализм души и тела должен быть отвергнут.
4. Гуманизм при­знает, что цивилизация и религиоз­ная культура человека, – как о том с несомненностью свидетельствуют антропология и история, – это продукты постепенного развития, возникающие благодаря их взаимо­действию с природной средой и со­циальным наследием. Индивид, ро­жденный в определенной культуре, в значительной степени сформиро­ван этой культурой.
5. Гуманизм утверждает, что природа универсума, как она представляется современной науке, не дает какого бы то ни было сверхъестественного или космиче­ского обоснования человеческих ценностей. Естественно, гуманизм не отрицает возможности реально­стей, не известных пока науке, одна­ко он настаивает, что возможность обнаружения всякой такой реальности и ее оценка определяется интеллектуальным исследованием и соотнесением ее с человеческими нуждами. Религия должна сформулировать свои наде­жды и планы в свете научного духа и научной методологии.
6. Мы убеждены, что время теизма, деизма, модер­низма, а также различных вариаций “нового мышления” ушло.
7. Религия состоит из действий, целей и познаний, имеющих человеческое значение. Ничто человеческое не чуждо религии. Она включает труд, искусство, науку, философию, любовь, дружбу, от­дых, – все, что в своей мере нахо­дит выражение в разумной удовле­творенности человеческой жизнью. Различение между священным и мир­ским не должно более проводиться.
8. Религиозный гума­низм рассматривает полную реали­зацию индивидуальности конечной целью человеческой жизни и стре­мится к ее становлению и осуществле­нию повсеместно и безотлагатель­но. Именно в этом гуманизм видит свое социальное призвание.
9. Взамен устаревших традиций, включающих богослуже­ние и молитву, религиозное чувство гуманиста выражается в усилен­ном осознании своей индивидуаль­ности и своей сопричастности со­вместным усилиям, направленным на повышение общественного бла­госостояния.
10. Отсюда следует, что не остается места каким бы то ни было специфически религиозным эмоциям и традициям, подобным тем, что до настоящего времени увязыва­ются с верой в сверхъестественное.
11. Человек научился справляться с кризисами в своей жизни, распознавая их при­роду и предсказывая степень их вероятности. Разум­ные и человечные взаимоотноше­ния будут вырабатываться с помо­щью образования и поддерживаться традицией. Мы полагаем, что гума­низм встанет на путь социальной и психологической профилактики и сумеет противостоять оторванным от реальности сентиментальным на­деждам и произволу.
12. Будучи уве­ренными в том, что религия должна привносить радость в восприятие жизни, религиозные гуманисты на­целены на воспитание творческих способностей человека, на стремле­ние к таким достижениям, которые способствовали бы человеческой удовлетворенности жизнью.
13. Религиозные гуманисты утверждают, что все со­общества и институты существуют ради человеческой жизни. Разумная оценка, трансфор­мация, контроль и направленность таких сообществ и учреждений с точки зрения утверждения ценности человеческой жизни являются це­лью и программой гуманизма. Оче­видно, что религиозные институты, их обряды, методы духов­ного влияния и общественная актив­ность должны быть пересмотрены в свете накопленного опыта с целью придания эффективности их деятельности в современном мире.
14. Гумани­сты твердо убеждены в том, что су­ществующее утилитарное, ориенти­рованное на прибыль общество по­казало свою несостоятельность, и что необходимы радикальные из­менения в его установках. В целях справедливого управления и мотивации распределения жизненных средств должен быть создан социально ориентированный кол­лективный экономический порядок. Цель гуманизма – свободное всемирное общество, в котором лю­ди добровольно и в согласии со своим разумом работают на общее благо. Гуманисты требуют всеобщего блага в общем для всех мире.
15. Мы заявляем, что гуманизм: а) ут­верждает жизнь, а не отрицает ее; б) ищет реальных возможностей для жизни, но не бежит от нее; в) стре­мится создать условия удовлетворительной жизни для всех, а не для избранных. Этими несомнен­ными моральными принципами и намерениями будет руководствовать­ся гуманизм в будущем, в соответствии с ними он будет выбирать свои мето­ды и направлять свои усилия.
Таковы исходные положения религиозного гуманизма. И хотя мы полагаем, что религиозные принци­пы и идеи наших отцов не отвечают более современным требованиям, по­требность в лучшей жизни все же ос­тается главной задачей человечества. Наконец-то человек начинает осозна­вать, что лишь он один ответственен за воплощение в мире своей мечты, что силы для ее достижения заключены в нем самом. Этой задаче он должен посвятить свой разум и свою волю.

© Перевод с английского Владимира Полякова.

Гуманистический Манифест II

Следующее столетие может и должно стать гуманистическим сто-летием. Драматические научные, технологические, а также постоянно ускоряющиеся социальные и политические изменения переполняют наше сознание. Мы фактически покорили планету, исследовали Луну, превзошли извечные границы перемещений и коммуникаций; мы стоим на пороге новой эры, готовые к дальнейшему продвижению в космосе и, возможно, к освоению других планет.
При мудром использовании технологий мы можем контролировать окружающую среду, побороть бедность, справиться со многими болезнями, увеличить продолжительность жизни, значительно изменить собственное бытие, скорректировать направленность человеческой эволюции и культурного развития, открыть новые источники энергии, обеспечить человечеству верную возможность изобильной и содержательной жизни. И все же жизнь полна опасностей. Приобретая опыт применения научных методов к природе и человеческой жизни, мы открыли дверь экологической угрозе, перенаселенности, антигуманным учреждениям, тоталитарным репрессиям, ядерной и биохимической катастрофе. Под воздействием апокалиптических пророчеств, ожидания светопреставления многие предпочли отречься в отчаянии от собственного разума и устремились в объятия иррациональных культов и религиозных учений, проповедующих смирение и самоизоляцию. И традиционные моральные нормы, и новейшие иррациональные культы не отвечают насущным потребностям настоящего и будущего. Фальшивые “теологии надежды” и мессианские идеологии, заменяющие старые догмы новыми, не в состоянии справиться с существующими мировыми реалиями. Они скорее разделяют, чем объединяют народы. Чтобы выжить, человечество должно предпринять смелые и дерзкие шаги. Мы должны расширить применение научных методов, а не отвергать их, слить воедино разум и сострадание в деле становления конструктивных социальных и моральных ценностей. Перед лицом нескольких сценариев возможного будущего мы должны решить, какому из них следует определять наше развитие. Высшей целью должна стать реализация потенциала каждого человеческого индивида – не избранного меньшинства, но всего человечества. Только глобальные меры на общей планете приведут к цели.
Гуманистическое мировоззрение способно проложить пути реализации творческих возможностей каждого человеческого существа и дать нам понимание необходимости работать сообща. Это мировоззрение подчеркивает ту роль в общем деле, которую в своей сфере деятельности может играть каждый человек. Наступающим десятилетиям потребуются увлеченные, ясно мыслящие мужчины и женщины, владеющие общественно-полезной квалификацией, способные направить волю и интеллект на созидание желаемого будущего. Гуманизм способен дать цель и вдохновение тому огромному числу людей, которые в них нуждаются; он может придать смысл и значение человеческой жизни. В современной культуре существует много видов гуманизма. Разновидности и особенности мирского гуманизма включают научный, этический, демократический, религиозный и марксистский виды гуманизма. Свободомыслие, атеизм, агностицизм, скептицизм, деизм, рационализм, этическая культура, либеральная религия – все они претендуют на статус наследников гуманистической традиции.
Гуманизм зарождается в древнем Китае, классических Греции и Риме, идет через эпохи Ренессанса и Просвещения к современной мировой научной революции. Однако взгляды, просто отвергающие теизм, не эквивалентны гуманизму. Им недостает позитивной веры в возможности человеческого прогресса и его главнейшие ценности. Многие из тех, кто принадлежит к различным религиозным группам и верит в будущее гуманизма, ныне претендуют на звание гуманистов. Гуманизм – это нравственный процесс, в котором для всех нас есть место, который движется поверх и вне разделяющих нас особенностей, героических личностей, догматических верований и обрядов уходящих в прошлое религий или их простого отрицания. Мы предлагаем комплекс общих принципов, могущих служить основанием для совместных действий, т.е. позитивных принципов, соотнесенных с современным состоянием человека. Этот комплекс представляет собой проект секулярного общества в планетарном масштабе. Исходя из сказанного, мы по-свящаем этот новый Гуманистический Манифест будущему человече-ства; мы полагаем, что он дает надежду и указывает пути ко всеобщему выживанию.

Религия
1. Религия, в лучшем смысле слова, может вдохновить человека на следование высшим нравственным идеалам. Культивирование морального долженствования и творческого воображения – выражение искренней устремленности к лучшему и “духовного” опыта. Тем не менее, мы полагаем, что традиционные догматические или авторитарные религии, ставящие такие понятия как откровение, Бог, обряд или верования впереди человеческих потребностей и опыта, вредят человеческому естеству. Все счета, которые предъявляет нам природа, должны быть перепроверены наукой; по нашему мнению, догмы и мифы традиционных религий к этому не пригодны.
2. Даже в новейший период человеческой истории элементарные факты, после их критического рассмотрения научными средствами, нуждаются в новой интерпретации. Мы полагаем недостаточными доказательства, которыми обосновывают веру в сверхъестественное; такие верования оказываются либо бессмысленными, либо не относя-щимися к проблеме выживания и самореализации человеческого вида. Как нонтеисты, мы начинаем с людей, а не с Бога, с природы, а не с божества. Вполне возможно, природа действительно шире и глубже, чем нам сейчас представляется; тем не менее, любое новое открытие – это не что иное, как расширение нашего знания природы.
3. Некоторые гуманисты полагают, что мы должны пересмотреть традиционные религии и привнести в них новый смысл, соответствующий современной ситуации. Подобные реинтерпретации все же часто лишь продлевают былую зависимость и пассивность; затрудняя свободное использование интеллекта, они быстро становятся реакционными. Напротив, нам нужно сформулировать радикально иные, чисто человеческие устремления и цели. Мы подчеркиваем необходимость сохранения лучших этических учений в религиозной традиции человечества, многие из которых мы в целом разделяем. Но мы отвергаем те положения традиционной религиозной морали, которые лишают людей права всеобъемлющей оценки собственных возможностей и степени ответственности. Традиционные религии часто дают людям утешение, но столь же часто они мешают им самостоятельно решать свои проблемы и полностью осознать свои силы. Подобные институты, верования существуют и сейчас. Наша цель – стремление к обогащению жизни вопреки унижающим ее тенденциям к вульгари-зации, коммерциализации, бюрократизации и дегуманизации.
4. Рассудок и разум – это наиболее эффективные инструменты, которыми владеет человечество. Для них не существует адекватной замены – ни вера, ни страсть сами по себе не способны играть роль первых. Контролируемое применение научных методов, трансформировавших со времен Ренессанса науки о природе и обществе, должно быть расширено в целях решения человеческих проблем. Однако, поскольку никакая группировка не может иметь монополию на мудрость и добродетель, разум должен быть сдерживаем смирением. Не существует никаких гарантий, что все проблемы могут быть решены и на все вопросы найдены ответы. До сих пор лучшим средством, которым владеет человечество для решения своих проблем, остается критический интеллект, подчиненный чувству заботы о человеке. Разум должен уравновешиваться состраданием и сопереживанием – и тогда человек способен состояться и реализовать себя. Таким образом, мы не защищаем использование научного интеллекта независимо или вопреки эмоциям, потому что верим в самоценность чувств и любви. Если наука раздвигает границы познания, то это означает, что человеческое чувство удивления постоянно получает новую пищу, и искусство, поэзия, музыка находят свое место наряду с религией и этикой.

Индивид
5. Целостность и достоинство каждой отдельной личности – это центральная гуманистическая ценность. Человеку нужно помочь осознать и реализовать свои творче-ские таланты и наклонности. Мы отвергаем все те религиозные, идеологи-ческие или моральные кодексы, которые порочат индивидуальность, душат свободу, подавляют интеллект, дегуманизируют личность. Мы верим в необходимость максимальной автономии индивида, согласованной с ответственностью перед обществом. И хотя наука в состоянии обосновать различные типы поведения, в человеческой жизни все же существует личная свобода выбора, и ее рамки должны быть расширены.
6. Что касается области половых отношений, мы полагаем, что нетерпимость, проповедуемая ортодоксальными религиями и пуританскими культурами, чрезмерно ограничивает свободы в этой сфере. Должно быть признано право на контроль рождаемости, аборт и развод. Мы не одобряем подавляющие личность, порочащие человеческое достоинство формы выражения сексуальности, но в то же время мы не желаем запрещать – ни законодательно, ни посредством общественного мнения – сексуальные взаимоотношения между согласными на то взрослыми людьми. Большинство разновидностей сексуальных контактов сами по себе не должны быть признаваемы “порочными”. Избегая бездумного попустительства, вседозволенности и разнузданной беспорядочности половых связей, цивилизованное общество должно быть терпимым обществом. Человек должен иметь возможность выражать свои сексуальные склонности и вести собственный непохожий образ жизни, если этим он никому не причиняет вреда и не принуждает к такому же образу жизни других. Мы стремимся развивать ответственное отношение к сфере пола, такое, когда человек не эксплуатируется в качестве сексуального объекта, когда сохраняются интимность, чуткость, уважение и честность в межличностных отношениях. Нравственное воспитание детей и взрослых – важный компонент самосознания и сексуальной зрелости.

Демократическое общество
7. Для того, чтобы человек в полной мере ощутил собственное достоинство и ценность свободы, в любом обществе он должен обладать полным набором гражданских свобод. Этот набор включает свободу слова и печати, политическую демо-кратию, легальное право на оппозицию правительственной политике, честную судебную процедуру, свободу совести, свободу объединений и ассоциаций, а также свободу искусства, науки и культуры. Он предполагает также признание права личности на достойную смерть, эвтаназию и право на самоубийство. Мы против возрастающего вмешательства в частную жизнь, в чем бы оно ни выражалось, как в тоталитарном, так и в демократическом обществах. Нам следует сохранять, расширять и внедрять в жизнь принципы человеческой свободы, представленные в таких документах, как “Magna Carta”, “Билль о правах”, “Права человека” и “Всеобщая декларация прав человека”.
8. Мы привержены открытому демократическому обществу. Нам следует развивать представительную демократию в ее подлинном смысле в экономике, школе, семье, на рабочем месте, в добровольных объединениях. Принятие решений должно быть децентрализовано с целью расширения вовлеченности в этот процесс народа на всех уровнях – общественном, политическом и экономическом. Все люди должны участвовать в выработке ценностей и установок, определяющих их жизнь. Социальные институты обязаны точно выражать их устремления и нужды. Условия труда, образования, развлечения и отдыха должны быть гуманизированы. Силы отчуждения надлежит преобразовать или искоренить, а бюрократические структуры свести к минимуму. Человек важнее заповедей, правил, предписаний или установлений.
9. Разделение церкви и государства, а также идеологии и государства – это императивы. Государство должно обеспечить максимальную свободу проявления разнообразных моральных, политических, религиозных и социальных ценностей в обществе. Оно не должно потворствовать каким-либо отдельным религиозным учреждениям в использовании общественных средств либо поддерживать единую идеологию, используя ее в качестве орудия пропаганды и подавления, в особенности инакомыслящих.
10. Гуманистические общества должны добиваться развития экономических систем не согласно определенной риторике или идеологии, но по тому критерию, способствуют ли они улучшению материального благосостояния всех людей и групп, ликвидации бедности и страданий, увеличению человеческой удовлетворенности жизнью в целом. Таким образом, дверь к альтернативным экономическим системам открыта. Нам следует сделать экономику более демократичной; мы должны судить о ней по ее способности отвечать человеческим нуждам, оценивая ее результаты в терминах общественного благосостояния.
11. Осуществление принципа морального равенства должно быть достигнуто путем уничтожения любой дискриминации по признаку расы, религии, пола, возраста или национальной принадлежности. Это означает равенство возможностей и признание таланта и заслуг. Заботу людей о собственном благосостоянии следует поддерживать. В случае недееспособности человека общество должно находить средства обеспечить его основные материальные, медицинские и половые потребности, включая, насколько позволяют ресурсы, минимальный гарантированный годовой доход. Мы заинтересованы в благополучии престарелых, слабых, обездоленных, как и всех лишенных возможности нормальной социальной жизни – умственно отсталых, детей, подвергающихся дурному обращению со стороны родителей или брошенных, инвалидов, заключенных и наркоманов – всех, кто отвержен обществом или не пользуется его защитой; гуманизация межличностных отношений должна стать призванием практических гуманистов. Мы утверждаем право на универсальное образование. Каждый человек имеет право на реализацию своих способностей и талантов в культурной сфере. Школы должны воспитывать способность к удовлетворяющему и продуктивному стилю жизни. Они должны быть открыты на всех уровнях, для всех и каждого; выдающиеся способности должны поощряться. Следует приветствовать нововведения и экспериментальные формы обучения. Энергия и идеализм молодежи заслуживают достойной оценки; их надо направлять в конструктивное русло. Мы против любого расового, религиозного, этнического или классового антагонизма. И хотя мы признаем культурное разнообразие и уважаем в людях их расовое и национальное достоинство, мы отвергаем различения, способствующие отчуждению и разделяющие людей на противостоящие друг другу группы; мы представляем себе в будущем такое сообщество, в котором люди имели бы максимум возможностей для свободного и добровольного объединения. Мы отрицаем сексизм или половой шовинизм – мужской или женский. Мы верим в равные возможности женщин и мужчин реализовывать по собственному усмотрению и свободно от личностной дискриминации свой уникальный потенциал и способности.

Мировое сообщество
12. Мы не одобряем разделение человечества по националистическим критериям. Ныне достигнут поворотный пункт человеческой истории, когда появилась уникальная возможность преодолеть границы национальных суверенитетов и приступить к построению мирового сообщества, в котором каждая часть общечеловеческой семьи могла бы играть свою роль. Таким образом, мы стремимся к созданию общемирового законодательства и мирового порядка, основанного на межнациональном федеральном управлении. Здесь будут высоко цениться культурный плюрализм и разнообразие. Здесь не будут исключены ни гордость национальной принадлежностью и национальными достижениями, ни собственные способы решения регионами своих проблем. Тем не менее, человече-ский прогресс не может более идти раздельно в каждом секторе мира, западном или восточном, развитом или развивающемся. Впервые в истории человечества ни одна из его частей не может быть изолирована от другой. Будущее каждой личности так или иначе связано с будущим всех. Таким образом, мы вновь утверждаем нашу приверженность строительству мирового сообщества, в то же время осознавая, что это может потребовать от нас принятия некоторых трудных решений.
13. Такое мировое сообщество должно отказаться от насилия как метода решения межнациональных споров. Мы полагаемся на мирное решение проти-воречий международными судами, а также на искусство переговоров и компромисса. Война –пережиток прошлого. Следствием отсталости является также использование ядерного, биологического и химиче-ского оружия. Всепланетный императив – снизить уровень военных расходов и использовать эти средства в мирных, ориентированных на человека, целях.
14. Мировое сообщество должно перейти к совместному планированию использования быстро истощающихся ресурсов. Планету Земля следует рассматривать как единую экосистему. Экологические воздействия, состояние ресурсов и рост народо-населения должны находиться под согласованным международным контролем. Возделывание и сохранение природы – это нравственная ценность; нельзя забывать, что источники нашего существования от природы неотделимы. Мы должны избавить наш мир от излишнего загрязнения и отходов, с сознанием своей ответственности охраняя и воссоздавая блага, как материальные, так и гуманитарные. Эксплуатация природных ресурсов, не подконтрольная общественному мнению, должна быть прекращена.
15. Проблемы экономического роста и развития уже не могут быть решены какой бы то ни было нацией в одиночку; они приобрели всемирный масштаб. Моральная обязанность развитых наций – обеспечить с помощью международных структур, гарантирующих соблюдение прав человека, массовую техническую, сельскохозяйственную, медицинскую и экономическую помощь, включая технологии контроля рождаемости, развивающейся части мира. Бедность в мире должна быть искоренена. Таким образом, вопиющая диспропорция в благосостоянии, доходах и экономическом росте должна быть уменьшена на всемирной основе.
16. Технологии – ключевой момент человеческого прогресса и развития. Мы отвергаем любые неоромантические попытки огульного обвинения техники и науки, препятствования их дальнейшему распространению и использованию во благо человечества. Мы будем противиться любым намерениям ограничить научные исследования по моральным, политическим или социальным соображениям. Тем не менее, всякая технология должна подвергаться тщательному анализу на предмет возможных побочных следствий ее использования; вредные и разрушительные воздействия должны быть предотвращены. Особое беспокойство у нас вызывают случаи, когда человеческое существование подвергается технологическому и бюрократическому контролю, манипуляциям и модифицированию без ведома самого человека. Наличие технической возможности не подразумевает ее автоматической социальной или культурной желательности.
17. Государственные границы не должны служить преградой средствам коммуникации и транспорту. Препятствия передвижениям следует устранить. Мир должен быть открытым политически, идеологически и морально; в информационных и образовательных целях должна быть развернута всемирная радио- и телевизионная система. Таким образом, мы призываем к всеобщему международному сотрудничеству в областях культуры, науки, искусства и технологий поверх идеологических барьеров. Мы должны научиться открыто жить всем вместе – либо мы все вместе погибнем. Человечество как целостность

В заключение
Мир с его проблемами не может ждать примирения враждующих политических и экономических систем. Для всех мужчин и женщин доброй воли настало время созидания мирного и процветающего сообщества. Мы убеждены, что местнические интересы, а также ортодоксальная мораль и религиозные идеологии должны быть преодолены. Мы настаиваем на распространении принципа гуманности на всех людей. Мы также настаиваем на необходимости разума и сострадания в создании мира, к которому мы стремимся, в котором спокойствие, процветание, свобода и счастье станут всеобщим достоянием. Не будем, со страха или отчаяния, отказываться от этой мечты. Мы сами ответственны за то, каковы мы есть и какими будем. Давайте вместе трудиться во имя гуманного мира, используя средства, соответствующие гуманным целям.
Разрушительные идеологические различия между коммунизмом, капитализмом, социализмом, консерватизмом, либерализмом или радикализмом должны быть преодолены. Положим конец подозрениям и ненависти. Наши жизнь и процветание возможны лишь в мире с общими человеческими ценностями. Мы в силах положить начало новому пути развития человечества; древняя вражда может смениться широкомасштабным коллективным сотрудничеством. Приверженность терпимости, взаимопониманию, согласованности решений не подразумевает ни обязательного сохранения существующего положения, ни блокирования динамики развития и преобразующих сил общества.
Настоящая революция происходит на наших глазах, и она может продолжаться в бесчисленных ненасильственных улучшениях. Но для этого мы должны обладать решимостью стать на новую, широкую почву. В нынешней исторической ситуации наша приверженность всему человечеству – это причастность высшей из возможных святынь; в своей нацеленности на более полное видение человеческого потенциала она выходит за рамки узкой приверженности церкви, государству, партии, классу или расе. Может ли быть у человечества более отважная цель, чем сделать каждого человека гражданином мирового сообщества и в идеале, и на практике?! Это классическая точка зрения, и мы можем вновь дать ей жизненность. Интерпретированный таким образом гуманизм – моральная сила, и время работает на него. Мы верим, что человечество обладает достаточным интеллектуальным потенциалом, доброй волей и способностью к совместным действиям, чтобы реализовать эти идеи уже в ближайшие десятилетия.
Мы, нижеподписавшиеся, можем не разделять некоторых деталей из приведенного выше, но в целом заявляем о своей поддержке Гуманистическому Манифесту II как документу, обращенному в будущее человечества. Содержащиеся в нем утверждения – не законченное кредо или догма, но выражение живой, все возрастающей убежденности. Мы призываем всех присоединиться к нам во имя дальнейшего развития и осуществления этих целей.

© Перевод с английского Владимира Полякова.

Гуманистический манифест 2000

Современный гуманизм наследует тысячелетние традиции религиозной, философской, научной, правовой, социально-политической и литературно-художественной мысли. Как общественное движение он приобретает все более выраженный организованный характер в конце XIX – начале XX вв. Среди лидеров этого движения были выдающиеся люди своего времени: Эрнст Геккель, Джулиан Хаксли, Джон Дьюи, Чарльз Пирс, Бертран Рассел, Альберт Эйнштейн и многие другие. Сегодня существует и все больше расширяется мировое гуманистическое движение, возглавляемое Международной академией Гуманизма (International Academy of Humanism), Международным гуманистическим и этическим союзом (International Humanist and Ethical Union) и другими авторитетными организациями, работающими в тесном контакте с ООН и ЮНЕСКО.
Современный светский гуманизм – это образ мышления и жизни действительно зрелого, серьезного, естественно демократичного и в целом уравновешенного человека, в конечном счете, оптимистичного, уверенного в прогрессе науки и разума, в способности людей справиться с теми конкретными и глобальными вызовами, которые они встречают на своем жизненном пути.
“Гуманистический Манифест 2000: Призыв к новому планетарному гуманизму” – не первое в ХХ веке обращение международных гуманистических организаций к мировой общественности. В 1933 году большая группа ученых и видных общественных деятелей Европы и США подписала “Гуманистический Манифест I”, в котором говорилось о необходимости существенной ценностной переориентации на основе здравого смысла, принципов демократии и социально ориентированной экономической политики. В его пятнадцати пунктах утверждались идеи несотворенности Вселенной, естественного происхождения человека в результате эволюционного процесса, отвергался принцип дуализма души и тела; религия и в целом культура признавались продуктами социального развития человечества и его взаимодействия с природой. “…Природа универсума, как она представляется современной науке, – отмечалось в этом документе, – не дает какого бы то ни было сверхъестественного или космического обоснования человеческих ценностей” (Совремнный гуманизм: Материалы и исследования. Под ред. А.Г. Круглова, В.А. Кувакина. М.: Российское гуманистическое общество. 2000, с. 68). “Гуманистический Манифест I” объявлял несостоятельным общество, ориентированное на прибыль, и ратовал за установление “социально ориентированного коллективного экономического порядка”.
Подписавшие Манифест I были убеждены, что в современном обществе более не остается места теизму, традиционным церковным институтам, культам, обрядам, молитвам и специфическим религиоз��ым эмоциям. Вместе с тем отмечалось, что “религия должна сформулировать свои надежды и планы в свете научного духа и научной методологии” (там же, с. 68). Это была, по существу, попытка предложить обществу гуманизм как светскую небогословскую религию, поэтому выдвинутые предвоенными гуманистами положения были названы религиозным гуманизмом, в котором, по их мнению, стирается различие между священным и мирским.
Спустя сорок лет, в 1973 году увидел свет “Гуманистический Манифест II”. Он отражал новые сдвиги и реальности мировой истории: распространение фашизма и его поражение во второй мировой войне, создание мирового “социалистического лагеря”, раскол мира на две противоборствующие системы, холодная война и гонка вооружений, создание Организации Объединенных Наций, ускоряющийся научно-технический прогресс, развитие демократий и укрепление движений за права человека на Западе на фоне улучшения материального благосостояния и качества жизни населения. Манифест II собрал подписи ученых и общественных деятелей как либеральной, так и социал-демократической ориентации. Он защищал права человека и демократические ценности, осуждал тоталитаризм, расизм, религиозные и классовые антагонизмы во всех их проявлениях. Манифест II оставлял место и атеистическому, связанному с научным материализмом, гуманизму, и гуманизму либерально-религиозному, т.е. отрицающему традиционные религии, существование сверхъестественного и загробную жизнь и рассматривающему себя как выражение “искренней устремленности и “духовного” опыта”, вдохновляющего на следование “высшим нравственным идеалам”. Фактически на место религии ставились общечеловеческие нравственные нормы, этика, свободная от каких-либо теологических, политических и идеологических санкций. Центральной гуманистической ценностью было признано достоинство личности, свобода которой согласована с ответственностью перед обществом. Кроме того, манифест отстаивал ценности демократии, мира, международной безопасности и сотрудничества.
В 80-е гг. международное гуманистическое движение уточнило и дополнило свою мировоззренческую платформу «Декларацией светского гуманизма» (1980) и «Декларацией взаимной зависимости» (1988). В первой из них подчеркивалось принципиальное различие между религией и светским гуманизмом, что отражало общее стремление преобладающего большинства гуманистических организаций (коих сегодня насчитывается сотни – см. Здравый смысл, № 1, 1996) выявить самостоятельный философский, нравственный и гражданский статус гуманизма. Представители этого направления отстаивали тезис о том, что светский гуманизм представляет собой комплекс моральных, правовых, экологических и научных ценностей, которые не могут быть приравнены к религиозной вере.
Одобренная в 1988 г. на Всемирном гуманистическом конгрессе в Буффало (США) «Декларация взаимной зависимости» имела целью дополнить «Всеобщую декларацию прав человека» (принятую ООН в 1948 г.) кодексом взаимных нравственных, юридических и гражданских обязательств личности и общества в свете глобализации человеческих отношений.
Последние десятилетия уходящего века были не менее динамичными, чем все предшествующие: рухнул коммунизм в СССР и странах Восточной Европы, прекратилось противостояние военных блоков, процессы демократизации получили новый импульс, ускорилась глобализация мировой экономики, сохранялись высокие темпы научно-технического прогресса, произошли важные изменения в области массовых коммуникаций, породившие всемирные информационно-кибернетические экономические, финансовые, торговые и культурные реальности. Эти и другие глубокие перемены вызвали потребность в новой интегративной оценке современной жизни и перспектив мирового сообщества с точки зрения гуманистического мировоззрения. Такая оценка и была дана в Манифесте 2000.
Отличительной особенностью этого документа является дух оптимизма, уверенности в том, что человечество способно успешно справиться с теми беспрецедентными вызовами, которые оно встречает накануне нового столетия. Эта уверенность противостоит бесчисленным апокалиптическим сценариям религиозных идеологов и шарлатанов, также как и пессимистическим предсказаниям различного рода нигилистов и постмодернистов.
Реальные предпосылки лучшего будущего гуманисты усматривают в том, что: – медицинская наука значительно улучшила здоровье людей; увеличилась средняя продолжительность жизни; разработка новых препаратов, генная инженерия, современная хирургия вносят большой вклад в развитие здравоохранения;
– профилактика здоровья людей, современное водоснабжение и канализация, санитария и гигиена значительно снизили риск эпидемий и инфекционных заболеваний; резко снизилась детская смертность;
– современные аграрные технологии и пищевая промышленность сняли с повестки дня большинства стран проблему голода, повысили качество питания населения;
– индустрия производства товаров массового потребления сделала их широко доступными; расширился доступ людей к услугам и удобствам в повседневной жизни;
– технологические инновации все более сужают сферу тяжелого и изнурительного физического труда;
– произошла революция в области транспортных средств; огромные массы населения пересекают континенты и границы, преодолевают географическую изоляцию; сократились расстояния между людьми и культурами;
– технические достижения подняли на высочайший уровень современные средства связи, сделав ее всемирной; компьютерная технология радикально преобразила все аспекты социальной и экономической жизни;
– научные достижения неуклонно расширяют наши знания о Вселенной и о человеке; открытия в области астрономии и физики, теория относительности и квантовая механика углубляют наше понимание природы, начиная с масштабов микрочастиц и кончая масштабами Метагалактики; биология и генетика расширяют наши представления о биосфере, синтетическая теория эволюции, открытие ДНК, исследования в области молекулярной биологии раскрывают механизмы функционирования и динамики жизни; гуманитарные и социальные науки повышают уровень наших знаний о человеке и обществе, о законах экономики и культуры.
На фоне прогресса науки очевиден застой и нищета бытующих ненаучных и антинаучных представлений. Религиозные, оккультные и прочие паранормальные верования и предрассудки демонстрируют свой непросвещенный консерватизм, их адепты апеллируют к человеческим слабостям, к невежеству и страху перед лицом социальных потрясений и неизвестностью; они эксплуатируют новейшие достижения человечества, чтобы модернизировать облик своих лженаучных архаичных доктрин и практик.
Много положительных изменений произошло на международной арене:
– исчезли практически все колониальные империи;
– существенно уменьшилась угроза тоталитаризма;
– большинством стран мира (по крайней мере, на словах) принята Всеобщая декларация прав человека;
– идеи демократии и свободы получают все более широкое распространение в странах Восточной Европы и на постсоветском пространстве, в Латинской Америке и Африке;
– во многих странах мира расширяются права человека, особенно женщин, национальных и иных меньшинств;
– укрепление и расширение мирового рынка втягивает в свою орбиту все новые регионы земного шара, открывая для них возможности экономического подъема и социального развития;
– в странах высоких жизненных стандартов успешно решается проблема роста населения, во многих странах население растет не за счет рождаемости, а за счет снижения смертности и увеличения продолжительности жизни;
– все большему числу людей становится доступным образование и приобщение к богатствам мировой культуры.
Несмотря на эти прорывы, у современного человечества есть много трудных экономических, социальных и политических проблем. Наиболее существенные из них состоят в том, что:
– значительная часть населения все еще далека от материального благополучия; эти люди продолжают влачить существование в нищете и болезнях, что особенно характерно для ряда стран Азии, Африки и Латинской Америки; даже в богатых странах существуют слои населения, живущие в условиях бедности, плохого питания и медицинского обслуживания;
– во многих странах темпы роста населения все еще столь высоки, что обрекают эти общества на вырождение и гибель; к 2000 году население земного шара перевалило за 6 миллиардов, что означает, что при сохранении существующих темпов в ближайшую половину столетия оно увеличится еще на три миллиарда;
– существующая угроза демографического кризиса чревата для некоторых стран критическим сокращением пахотных земель на душу населения, истощением необходимых для орошения запасов воды, пересыханием рек и сокращением лесных угодий;
– сохраняется угроза негативных последствий в результате глобального потепления, вызываемого не только естественными процессами, но и уничтожением лесов, увеличением выбросов в атмосферу двуокиси углерода странами, продолжающими расточительно использовать природные ресурсы;
– по масштабам уменьшения популяций видов животных, многих форм растительной и животной жизни мы переживаем, возможно, самую большую со времен исчезновения динозавров биологическую катастрофу;
– не уменьшаются проблемы, связанные с перенаселенностью больших городов, существующих в них безработицей и преступностью;
– фундаментальные решения, принимаемые на многочисленных саммитах и международных конференциях, проводимых на высшем уровне, остаются нереализованными национальными правительствами и международными организациями;
– демократия как глобальная социальная ценность остается все еще слабой; в ряде стран она не получила никакого развития; многим народам все еще недоступны свободные выборы и свобода слова;
– растет заболеваемость такими, ранее считавшимися побежденными болезнями, как туберкулез и малярия; распространение СПИД’а по большей части не встречает должного сопротивления;
– несмотря на прекращение холодной войны, мир не избавился от угрозы ядерного уничтожения; фанатичные террористы, государства-преступники или вышедшие из под контроля военные способны ввергнуть человечество в глобальную катастрофу;
– не являются решенными и некоторые существенные проблемы экономического развития; представление о том, что свободный рынок сам по себе способен излечить все социальные недуги, является не более чем верой, а не научно обоснованной теорией; механизмы связи законов рынка с программами поддержки социальной, некоммерческой сферы и незащищенных слоев населения остаются неясными.
Стоящие перед человечеством проблемы чрезвычайно серьезны. Но это не значит, что нужно верить различным пророкам страшного суда и неизбежных социальных и космических катаклизмов. Гуманисты считают, что эти проблемы могут быть решены с помощью разума и критического мышления, воли к компромиссу, согласию и сотрудничеству.
Вместе с тем существует комплекс проблем, связанных с ненаучными, антинаучными или весьма устаревшими представлениями, консервирующими отсталость, невежество, тормозящими социальный и нравственный прогресс, прогресс свободы, демократии и разума. Негативное влияние ретроградных сил остается недостаточно распознанным, а его опасность недооценивается. Именно эти силы порождают рознь, нетерпимость, фанатизм, что препятствует улучшению условий человеческого существования.
Конкретно речь идет о следующем:
– упорная приверженность определенных социальных организаций и групп населения традиционным религиозным верованиям со все большей очевидностью свидетельствует, что религиозность способствует нереалистическому, мистическому отношению к общественной жизни, сеет недоверие к науке и чаще всего становится на защиту устаревших порядков;
– религиозные традиционалисты, фундаменталисты и фанатики враждебно относятся к достижениям науки, медицины и здравоохранения, препятствуют программам планирования семьи и полового воспитания, борются против применения противозачаточных средств, выступают против равноправия мужчин и женщин, нарушают права детей и т.д.;
– мир все чаще становится свидетелем жестоких этнических конфликтов и национальных распрей, в основе которых лежат религиозные мотивы; одновременно политические реакционеры и экстремисты легко разыгрывают религиозную карту, используя примитивную психологию, низкий уровень культуры и критического мышления большинства верующих;
– мир обеспокоен учащающимися проявлениями терроризма и геноцида, за которыми, как правило, стоят все те же идеологии религиозного традиционализма, политического экстремизма и шовинизма;
– много разрушительного несут в себе силы национализма, расизма и фашизма; они питают сепаратистские и изоляционистские тенденции, чреваты нетерпимостью и насилием, отравляют общественную атмосферу, порождают страх и недоверие людей друг к другу; нельзя забывать и о попытках реабилитировать сталинизм и другие формы тоталитаризма;
– во многих странах получила распространение идеология так называемого постмодернизма; эта новейшая форма иррационализма и нигилизма, претендующая на особого рода элитарный интеллектуализм, отрицает ценности науки, осуждает технологический прогресс, подрывает доверие к фундаментальным общечеловеческим ценностям, отвергает значимость демократии и движений в защиту прав человека; провозглашенные постмодернизмом лозунги деконструктивизма, мания репрессивности делают эту идеологию контрпродуктивной, препятствующей прогрессу науки и социальной справедливости.
Системой ценностей, которая может наилучшим образом противостоять этим негативным факторам и предложить человечеству оптимистическую и позитивную перспективу является современный гуманизм, основанный на научной картине мира, общечеловеческих моральных нормах и ценностях светской (нерелигиозной) культуры.
Уникальная особенность гуманизма – его открытая приверженность научному мировоззрению, что означает
– принятие комплекса методологических установок, связанных с объективностью, экспериментальной или наблюдательной проверкой гипотез или теорий, со способностью науки к самопроверке и саморазвитию, критичности, открытости новому; научные методы не догмы, они не гарантируют абсолютных истин, но, в конечном счете, именно они являются самыми верными способами получения надежного знания;
– возможности науки беспрецедентны как по глубине проникновения в природу вещей и процессов, так и по спектру подлежащих ее изучению областей реальности; сегодня нет ничего, принципиально недоступного научной мысли; гуманисты считают, что необходимо распространять применение методов науки на все области человеческой деятельности и что здесь не должно вводиться никаких ограничений, за исключением случаев, когда такое применение нарушает права человека; попытки препятствовать рациональному осмыслению и свободному исследованию по каким-либо моральным, религиозным, идеологическим или политическим соображениям всегда терпели поражение, сегодня их несостоятельность особенно очевидна; это обстоятельство не избавляет гуманистов от необходимости понимать и ценить моральные, эстетические и иные культурные формы проявления человеческого опыта;
– будучи приверженцами научного мировоззрения, гуманисты обращают особое внимание на отсутствие достаточных объективных, рациональных и экспериментально подтверждаемых свидетельств в пользу достоверности религиозных интерпретаций действительности или предположений о существовании сверхъестественных причин; заслуживают осуждения попытки некоторых ученых навязать общественному мнению интерпретации фактов, апеллирующие к чему-то потустороннему; для человечества давно настало время осознать собственную зрелость и отбросить пережитки первобытного мышления и мифотворчества, консервирующие невежество, предрассудки и человеческие слабости.
Необходимость в более решительной и целеустремленной смене мировоззренческой парадигмы обусловлена многими обстоятельствами. Первое из них состоит в возрастающей роли разума, науки и технологии в жизнеобеспечении и благополучии человечества.
Гуманисты отдают себе отчет в том, что прогресс в этой области может быть сопряжен с рядом негативных последствий в случае отсутствия полного контроля за оружием массового уничтожения, за развитием производств, стимулируемых антигуманными целями или чисто экономическими выгодами; существуют и опасности, связанные с открытиями в генетике, медицине, психологии и средствах массовой информации. Выступая против бесконтрольного использования технологий, гуманисты, вместе с тем, решительно возражают против попыток ограничивать научные исследования или подвергать цензуре их результаты. Все возникающие здесь проблемы должны решаться в ходе открытых дискуссий, предполагающих определенную научную грамотность их участников.
Жизнь современного человечества немыслима без прогресса науки и развития технологий, поэтому, высоко ценя возможности науки и техники, нам необходимо учиться использовать их мудро и человечно. Особенно важно развивать экологически чистые производства, а также отрасли индустрии, поднимающие жизненный уровень бедных слоев населения.
Роль человеческого фактора в жизни мирового сообщества становится решающей. Это означает, что ценностями, определяющими качество существования личности и общества, являются этика и разум. Гуманисты верят, что рост знания позволяет людям быть мудрее и человечнее, а моральные нормы способствуют прогрессу разума. Разум наилучшим образом обеспечивает правильность нравственного выбора и поведения. Человечность наилучшим образом обеспечивает реализацию познавательных ресурсов людей.
Богословские моральные доктрины, основанные на идее сверхъестественного и сверхчеловеческого, отражают унаследованные от древности донаучные представления о природе и человеческом естестве. Теистические заповеди противоречивы – разные религии придерживаются различных взглядов по моральным вопросам. Так, в тех или иных случаях теисты высказываются как за, так и против равноправия, смертной казни, моногамии, равенства мужчин и женщин. Вспышки религиозной нетерпимости приводят к массовым убийствам и террору. Многие войны прошлого и настоящего вдохновляются религиозным догматизмом и фанатизмом. Бесспорно, что верующие совершают много добрых дел. Однако совершенно ошибочно считать, что набожность является существенной и тем более единственной гарантией добродетели.
Гуманисты выступают за отделение церкви от государства, которое должно быть светским и не выступать ни в защиту, ни против религии. По их мнению, фундаментальные принципы морального поведения, вырастающие из реальной жизни людей, являются общими для всех – как верующих, так и неверующих. Любые моральные нормы связаны с обычными и естественными интересами, желаниями, нуждами и ценностями. Мы определяем их этичность по тому, как они способствуют человеческому счастью и социальной справедливости.
Ключевыми принципами этики гуманизма являются.
1. Главной ценностью являются достоинство и независимость личности; гуманистическая этика направлена на максимизацию свободы выбора, простирающегося настолько далеко, насколько это не наносит ущерба другим.
2. Человек должен отдавать себе отчет в своей ответственности и обязанностях по отношению к другим и среде обитания.
3. Этика совершенствования, которую разделяют гуманисты, предполагает такие добродетели, как способность к творчеству, самостоятельному выбору, мышлению и поведению; долг человека на деле реализовывать полученные им от природы таланты и способности.
4. Существенно для нравственного поведения сопереживать и заботиться о ближнем.
5. Гуманистическая этика ратует за моральное воспитание детей и юношества.
6. Моральные суждения и поступки должны совершаться не только на основе непосредственного нравственного мотива, но и на основе разума, играющего важную роль в осмыслении и принятии решения. В случаях нравственных коллизий важную роль играет разумный диалог и поиск согласия.
7. Этика гуманизма признает необходимой готовность человека к корректировке своих моральных принципов и ценностей в свете будущего и возможности возникновения новых уникальных ситуаций.
8. Гуманисты утверждают, что достойной следует считать этику, основанную на принципах, а не только на целях. Это значит, что цель не оправдывает средства, характер целей определяется средствами; существуют границы дозволенного. Невозможно не ощущать трагедию миллионов людей, причиненную им теми, кто смел оправдывать великое зло обещаемым великим будущим благом.
В области человеческих ценностей самой насущной задачей является выработка мировоззрения, отвечающего современным потребностям и возможностям мирового сообщества. Таковым может быть планетарный гуманизм, который стоял бы на страже прав человека, отстаивал его свободу и достоинство, указывал на наш долг перед единым человечеством. Суть глобализма гуманистического мировоззрения такова:
1. Стремительная глобализация жизни человечества требует признать, что основополагающим принципом планетарного гуманизма является необходимость уважать достоинство всех людей мирового сообщества. К числу обязанностей человека по отношению к традиционным социумам (семья, круг родственников и друзей, община, нация, общество) следует прибавить еще одну – нашу ответственность за судьбу человечества, за людей, живущих за пределами нашего государства. Физически и морально мы связаны так сильно, как никогда прежде.
2. Планетарность этики гуманизма требует распространения на человечество как целое принципа: поступай так, чтобы сумма человеческих страданий уменьшалась, а счастья – возрастала.
3. Следует воздерживаться от чрезмерного подчеркивания национальных культурных особенностей, поскольку это может вызывать взаимное отчуждение и быть деструктивным фактором общественной жизни.
4. Уважение к достоинству должно в равной мере относиться ко всем людям.
5. Принципы планетарной этики предполагают перспективизм (постериоризм), т.е. они обращены не только к мировому сообществу, как оно сложилось в настоящее время, но и к его будущему. Мы ответственны за ближайшее и отдаленное будущее, за людей, которые будут жить после нас.
6. Каждое поколение обязано оставить последующему более благоприятную окружающую среду. Реально это означает возможность для человека сегодняшнего дня быть представителем будущего, которое ожидает от нас лучшего, подобно тому как мы нуждаемся в культурных достижениях, получаемых от предшествующих поколений.
7. Возрастающая мощь и последствия человеческих деяний заставляют нас остерегаться совершать что-либо из того, что может подвергнуть опасности саму жизнь будущего человечества.
Таким образом, Манифест 2000 утверждает новый жизнеспособный планетарный гуманизм, подчеркивающий идею обеспечения безопасного и благополучного настоящего и будущего мира. Ее осуществление связано с выполнением ряда обязательств, которые сформулированы в Планетарном Билле о правах и обязанностях.
Этот документ является продолжением принципов Всеобщей декларации прав человека и включает в себя следующие положения.
1. Человечество должно стремиться к тому, чтобы покончить с нищетой и голодом и обеспечить всем подобающее жилье и охрану здоровья.
2. Мы должны стремиться к экономической безопасности и достойному заработку для каждого человека.
3. Любой из нас должен быть защищен обществом от какого-либо неоправданного ущерба, угрозы своему существованию или смерти.
4. Люди должны иметь право по своему выбору создавать семью, согласно со своими средствами к существованию, а также иметь или не иметь детей.
5. Возможности для получения образования и культурного обогащения должны быть общедоступными.
6. Недопустима дискриминация по расовым, этническим, национальным, культурным, имущественным, классовым, религиозным или половым различиям.
7. Принцип равенства должен уважаться в его четырех важнейших применениях: равенство перед законом, равное уважение, удовлетворение основных потребностей (в пропитании, крове, безопасности, поддержании здоровья, культуре и образовании), равенство возможностей.
8. Каждый человек вправе пользоваться жизненными благами, стремиться к счастью, творить и отдыхать сообразно собственным представлениям, поскольку это не наносит ущерба благополучию других.
9. Люди должны иметь возможность наслаждаться искусством и самим творить его.
10. Недопустимо стеснять, ограничивать или запрещать свободу человека в той области, которая относится к сфере его частной жизни и личного выбора.
Сложившаяся к новому тысячелетию новая глобальная ситуация требует нового глобального плана действий. Его приоритетными задачами являются:
– обеспечение прочного мира и безопасности, как во внутригосударственных, так и межгосударственных масштабах;
– человеческое развитие, т.е. ускорение человеческого прогресса в мировом масштабе, что означает, прежде всего, выравнивание уровней социального, экономического и культурного развития всех регионов мира;
– необходимость контроля за деятельностью всемирных торгово-промышленных конгломератов, стремящихся освободиться от власти национальных правительств и уплаты справедливых налогов;
– укрепление социальной справедливости; необходимость добиваться того, чтобы международные документы, касающиеся прав человека, особенно женщин, детей, меньшинств и коренных народов, принимались и неуклонно выполнялись национальными правительствами;
– выработка системы международного права, которая бы стояла над правовыми системами отдельных государств и предоставляла любому человеку гарантии его защиты; необходимо преобразовать не ведающий законов мир в такой, в котором будут действовать понятные каждому и каждым соблюдаемые законы;
– сохранение среды обитания; меры по защите окружающей среды должны быть приоритетным для всего мирового сообщества.
Самый насущный вопрос XXI века состоит в том, чтобы создать глобальные институты для решения поистине глобальных проблем. К сожалению, между возможностями ряда международных институтов, таких как ООН, Всемирная организация здравоохранения и др., и нуждами мирового сообщества образовалась широкая пропасть. Ныне мы более чем когда-либо нуждаемся во всемирной организации, которая представляла бы интересы людей, а не интересы отдельных государств. Следует стремиться к повышению эффективности ООН путем превращения ее из ассамблеи суверенных государств в ассамблею суверенных народов.
Если мы намерены решать наши глобальные проблемы, то отдельные государства будут обязаны делегировать часть своего национального суверенитета системе транснациональной власти. Такая система, без сомнения, вызовет повсеместную политическую оппозицию, особенно со стороны националистов и шовинистов. И все же она должна складываться – и, в конце концов, утвердиться, – если мы стремимся к планетарному согласию и благополучию человека безотносительно к месту его проживания.
В перспективе создания системы транснациональной власти гуманисты предлагают следующие реформы.
Во-первых, мир нуждается в том, чтобы в определенный момент в будущем был создан избранный населением Земли Всемирный Парламент, который будет представлять интересы людей, но не их правительств.
Во-вторых, мир нуждается в эффективной системе безопасности, способной устранять международные конфликты. Право вето, которое принадлежит Большой пятерке, должно быть ликвидировано.
В-третьих, мы должны создать эффективный Всемирный суд и Международную систему судебных органов, наделенных достаточными полномочиями для того, чтобы добиваться исполнения своих постановлений.
В-четвертых, мир нуждается в создании планетарного агентства по контролю за состоянием окружающей среды.
В-пятых, необходима международная система налогообложения, чтобы помочь отставшим в развитии частям человеческого рода удовлетворить те социальные нужды, которые не удовлетворяются рыночными механизмами.
В-шестых, развитие системы глобальных институтов должно привести к выработке процедур, позволяющих регулировать деятельность международных корпораций и государственных монополий.
В-седьмых, мы должны поддерживать свободный обмен идеями, уважать разные мнения и культивировать право на инакомыслие.
Мы призываем воздерживаться от любых форм неконтролируемой обществом цензуры, идущей от властей, рекламодателей или собственников средств массовой информации. Следует способствовать добросовестной конкуренции между СМИ, созданию добровольных обществ за контролем содержания и качества передач и публикаций. Существует особая необходимость в сохранении свободного доступа к средствам массовой информации. Ни мощные олигархические объединения глобальных СМИ, ни государственная власть не могут господствовать над этими средствами. Необходимо всемирное демократическое движение, задача которого обеспечить многообразие и взаимное обогащение культур, свободный обмен идеями.
Планетарный гуманизм выдвигает перед человечеством великие цели. Современные гуманисты хотели бы укрепить и развить в людях оптимизм, чувство удивления и восхищения перед теми огромными возможностями, которыми мы обладаем, чтобы создать более достойную и полноценную жизнь для нас самих и для тех поколений, которым предстоит явиться на свет.
Из идеалов рождается будущее. Оптимизм может быть плодотворным, если он опирается на реалистическую оценку имеющихся возможностей, на решимость преодолевать стоящие перед нами трудности. Гуманисты отвергают нигилистическую философию рока и отчаяния, проповеди отказа от разума и свободы; они не приемлют страхов и мрачных предчувствий апокалиптических сцен конца света. Сегодня, как и прежде, гуманисты призывают людей к тому, чтобы они не искали спасения свыше. Мы и только мы несем ответственность за собственную судьбу. Лучшее, что мы можем сделать, это мобилизовать разум, свободу и решимость для претворения в жизнь наших высоких чаяний и надежд.

Литература
1. Манифест 2000: Призыв к новому планетарному гуманизму // Здравый смысл, №13, 1999. – С. 2 – 36.
2. Кувакин В.А. Твой рай и ад. Человечность и бесчеловечность человека (Философия, психология и стиль мышления гуманизма) – СПб. – М., – 1998.
3. Гуманистический Манифест I // Здравый смысл, №1, 1996. – С. 23 – 25.
4. Гуманистический Манифест II // Здравый смысл, №3, 1997. – С. 25 – 35.
5. Организации и журналы современного гуманизма // Там же, №1, 1966. – С. 56 – 61.
6. Декларация секулярного гуманизма // Там же, №7, 1998. – С. 25 – 33.
7. Кругляков Э.П. Что же с нами происходит? – Изд-во СО РАН, Новосибирск, 1998.
8. Александров Е.Б., Гинзбург В.Л. О лженауке и ее пропагандистах // Вестник РАН, 69, № 3, 199 (1999).
9. Проблемы борьбы с лженаукой. Обсуждение на Президиуме РАН // Вестник РАН 69, № 10, 879 (1999).
10. Гинзбург В.Л. Разум и вера // Вестник РАН 69, № 6, 546 (1999). Статья также перепечатана в журнале “Здравый смысл” №13, 1999.

© В.Л. Гинзбург, В.А. Кувакин

 

Гуманистический манифест III,
преемник Гуманистического манифеста 1933 года

Гуманизм – это прогрессивная философия существования, которая, не прибегая к категории сверхъестественного, утверждает способность и долг человека вести нравственную жизнь личного совершенствования, направленную к высшему благу всего человечества. Гуманистическое мировоззрение–направляемое разумом, одушевляемое сочувствием и просвещённое опытом – подвигает нас к тому, чтобы жить радостной и полнокровной жизнью. Это мировоззрение складывалось веками и продолжает развиваться по сию пору, усилиями мыслящих людей, сознающих, что любые ценности и идеалы, как бы они ни были хорошо обоснованы, должны претерпевать изменения в соответствии с ростом нашего знания и понимания мира.

Данный документ является частью продолжающейся работы по выяснению в положительных терминах концептуальных черт гуманизма, – не чего-то, во что мы должны верить, а согласия относительно того, во что мы в действительности верим. Именно в этом смысле мы утверждаем следующее:

Познание мира достигается путём наблюдения, эксперимента и рационального анализа. Гуманисты считают, что наука является наилучшим способом такого познания, также как и решения встающих перед человеком проблем и развития полезных технологий. Мы также признаём ценность новых областей мысли, искусства и внутреннего опыта – каждая из которых подлежит критическому анализу разума.

Человеческие существа являются неразрывной частью природы, результатом ненаправленного эволюционного процесса. Мы принимаем нашу жизнь целиком и полностью, различая то, каковы вещи на самом деле, от того, какими мы бы хотели их видеть или какими их представляем. Мы приветствуем вызовы будущего, и захвачены неустрашимой страстью познания.

Моральные ценности вытекают из человеческих потребностей и интересов, удостоверенных опытом. Гуманисты основывают моральные ценности на благополучии человека, соответственно условиям его существования, интересам и заботам, и простирающемся до учёта глобальной экосистемы и за её пределы. Мы обязаны рассматривать каждую личность как имеющую неотъемлемую ценность и достоинство, способную совершать разумный выбор, основанный на свободе и связанной с нею ответственности.

Смысл индивидуальной жизни рождается в личном участии в служении человеческим идеалам. Мы стремимся к нашему максимально полному развитию, и одушевляем наше существование глубоким ощущением его осмысленности, испытывая восторг и благоговение перед радостями и красотой человеческого бытия, как и его вызовами и трагедиями, даже неизбежностью и окончательностью смерти. Гуманисты основываются на богатом наследстве человеческой культуры и гуманистическом мировоззрении, с тем, чтобы научить людей не отчаиваться в тяжёлые времена и не останавливаться на достигнутом во времена изобилия.

Человеческие существа по природе социальны и придают значение общению друг с другом. Гуманисты страстно стремятся к миру всеобщей взаимной заботы и участия, свободному от жестокости и её следствий, в котором наши несогласия разрешались бы совместными усилиями, без обращения к насилию. Дополнение принципа индивидуальности принципом взаимной зависимости обогащает нашу собственную жизнь, подвигает нас к служению жизни других людей, вселяет надежду на достижение всеобщего мира, справедливости и равных возможностей.

Труд на пользу общества служит росту личного благополучия каждого. Прогрессивные цивилизации всегда деятельно стремились освободить человечество от грубых забот по элементарному выживанию, уменьшать страдания, укреплять общество и развивать отношения между людьми всего мира. Мы пытаемся свести к минимуму неравенство положений и возможностей, поддерживаем принцип справедливого распределения природных ресурсов и плодов человеческой деятельности, с тем, чтобы как можно большее число людей могло наслаждаться достойной жизнью.

Гуманисты заботятся о благосостоянии всех людей, сознают их различия и уважают право на несходство человеческих взглядов. Мы трудимся над созданием такого порядка, в котором каждый в равной мере мог бы пользоваться всей полнотой человеческих прав и свобод в открытом, светском обществе, и утверждаем, что гражданский долг каждого человека – участвовать в демократическом процессе, а его планетарный долг – защищать природу, её разнообразие и красоту, всеми безопасными и надёжными способами.

Будучи вовлечёнными, таким образом, в поток жизни, мы возвышаемся до этого воззрения с сознательным убеждением в том, что человечество способно прогрессировать к своим высшим идеалам. Ответственность за наши собственные жизни и за мир, в котором мы живём, лежит на нас и только на нас одних.

Мы, подписавшие манифест «Гуманизм и его чаяния», свидетельствуем о своём общем согласии с его содержанием.

Гуманистический манифест III скрепили своими подписями многие видные общественные и культурные деятели, среди которых учёный-эволюционист и популяризатор науки Ричард Докинс, философ Энтони Флю, президент Международного гуманистического и этического союза Леви Фрагелл, основатель Института ненасилия им. Махатмы Ганди Арун Ганди, кинорежиссёр Оливер Стоун, писатель Курт Воннегут, 21 нобелевский лауреат в разных областях науки и многие другие.

Добавить Коментарий


Русские агитационные плакаты