> >
20
Апр

автор: Сергей Черняховский

Исчерпание индустриального развития страны
Тогда, в 1985-м…

История глобального возвышения роли России в XX веке была связана с индустриальной мощью, созданной в СССР. Никогда ранее Россия не достигала международного могущества, подобного тому, которое она обрела в период сорокалетия между 1945-м и 1985-м годами. Развитие происходило по следующей схеме: принималась созданная технология, сосредотачивались ресурсы сначала на обеспечении ее внедрения, а затем — на наращивании мощи в рамках принятой технологии, масштабном увеличении объема производства.

При этом в нем доминировали относительно простые операций, успешно поддававшиеся контролю и административному регулированию. Жестко централизованная плановая система, дополненная высоким напряжением психологического тонуса рабочей силы почти идеально обеспечивала высокую эффективность подобной системы. Это позволяло извлекать максимум из производства индустриального типа, что не могло быть обеспечено системой старого капиталистического типа, основанной на частной собственности, конкуренции и рыночном регулировании.

Представляется обоснованным утверждение, что социализм индустриального типа, утвердившийся в СССР, нанес сокрушительное, историческое поражение классическому индустриальному капитализму. Капиталистическое общество уже не могло существовать, используя прежний уровень развития производства — это показал кризис 20-х годов. Однако поставленный перед выбором — уступить в противостоянии систем или измениться, капитализм уже в 30-е годы приступил к глобальной собственной модернизации.

Рыночный, индустриальный капитализм, существовавший сто лет назад в мире, к началу 20 века столкнулся с глубочайшим кризисом, который он не мог разрешить в рамках прежних форм своего существования. Социалистическая революция в России и  успехи социалистического строительства в СССР поставили его перед выбором — измениться или погибнуть, поскольку соревнование с индустриальным социализмом было им окончательно проиграно во второй четверти века.

Однако социалистическая экономика продемонстрировала ему не только угрозу наступающей гибели, но и указала пути преодоления этого кризиса.

Мобилизуя перед лицом гибели свои внутренние ресурсы, капитализм, используя опыт социализма, сумел решить три важнейшие задачи: он начал переход от рыночной к плановой экономике, изменил систему мирового разделения труда и активно вступил в эпоху перехода к постиндустриальному производству.

Одновременно, перед лицом наступающего рабочего движения, класс капиталистов начал историческое социальное отступление, создав за счет накапливаемых ресурсов глубоко эшелонированную систему социальной защиты трудящихся, снизив норму эксплуатации своего рабочего класса, допустив трудящихся к управлению производством — не меняя одновременно сути системы.

Парадоксальным является то, что класс, продающий свою рабочую силу и, соответственно, подвергающийся эксплуатации, имеет в результате в развитых капиталистических странах более высокий уровень жизни, нежели не подвергавшиеся  эксплуатации трудящиеся социалистических стран.

Это объясняется следующими факторами: а) резко возрастающей в условиях НТР производительностью труда, позволяющей и повышать  (или не снижать) степень эксплуатации, и повышать оплату труда работника; б) переориентацией экономики развитых капиталистических стран на выпуск постиндустриальной продукции наряду с концентрацией производства индустриальной продукции за пределами этих стран. Это позволяет сохранять внутри этих стран лишь ту часть рабочей силы, которая оправдывает высокую оплату, тогда как рабочая сила, допускающая низкую, используется  за рубежом.

Большинство стран, имевших в начале века рыночную экономику, начиная с 30-х годов по сути начали переход к плановой экономике без отказа от частной собственности — в первую очередь США, Германия, Италия, Япония. В послевоенный период была сделана ставка на широкомасштабное внедрение достижений НТР, развитие и внедрение новых технологий. СССР сумел на несколько десятилетий продлить историческое существование индустриального производства и потому, опираясь на последнее, до определенного времени не сталкивался во всей остроте с проблемой коренной реконструкции экономики, за исключением тех сфер, которые были связанны с производством вооружения.

Однако завершение первого этапа постиндустриализации стран-оппонентов означало  создание более передового производства: индустриальный социализм начал проигрывать соревнование с уже плановым постиндустриальным капитализмом.

Старое производство уже не могло давать больше, чем оно давало. Но с одной стороны потребности формировались в значительной степени под влиянием западной массовой продукции, а с другой — использование высокого психологического тонуса участника производства порождало его ожидание высокой степени личностной самореализации и повышения своего социального статуса. Индустриальное производство с одной стороны не могло существовать и функционировать без расширения производства высокоинтеллектуальной квалифицированной рабочей силы, но с другой — не могло ее полностью реализовать.

В совокупности это означало, что его возможности исторически оказались исчерпанными и в нашей стране — оно не удовлетворяло и не могло удовлетворить ни материальные, ни духовные потребности личности и общества.

По сути, страна встала перед двумя глобальными проблемами: перехода к новым технологиям для обеспечения новых потребностей и для порядкового изменения качества продукции, с одной стороны, и создания условий для творческой самореализации личности — другой.

В принципе, обе проблемы решаются в рамках одного вектора развития-коренной реконструкции производства на постиндустриальных, информационных началах, что предполагает принципиально иную структуру производства:

— основной производительной силой такого производства является не столько индустриальное оборудование, сколько творческая, эвристическая способность человека, который должен быть освобожден от роли придатка технической и организационной машины;

— это производство требует выведения человека из его непосредственного процесса и постановки над ним в качестве организатора и контролера.

 Подобное производство должно управляться не в рамках иерархических и даже не дивизиональных, но сетевых структур, чему более соответствует:

— замена министерств производственными корпорациями, объединяющими технологически связанные предприятия;

— замена многочисленного управленческого слоя единой информационно-компьютерной системой страны;

— замена экономической власти ведомств властью ассоциаций коллективов и Советов специалистов в отраслях;

— создание новых центров управления в лице мультиверситетов —центров производства научно-технической и производственной информации.

Это производство требует признания основными ценностями общества человеческой личности, возможности ее творческой самореализации, гарантий обеспеченного существования семьи и быта.

Следует отметить, что эти параметры в значительной степени соответствуют традиции России, включающей в себя особую роль духовно-мобилизующего начала, сравнительно низкую роль сугубо материальных стимулов, ориентации на включенность духовного мира личности в систему идеи общего идеала, высокую степень вовлеченности личности в систему коллективных целей и приоритетов при сохранении личностной индивидуальности. Кроме этого, к середине 80-х годов СССР имел следующие предпосылки создания такового производства: наличие ряда элитарных отраслей, работающих на уровне мировой науки, наличие значительно неиспользованного задела наукоемких технологий, созданных на базе военного и космического производств, единый общенациональный хозяйственный комплекс, позволяющий сосредотачивать значительные ресурсы на направлениях развития.

Индустриальный социализм, созданный в СССР и странах-союзниках, одержал историческую победу над индустриальным капитализмом. Однако пока он почивал на лаврах, последний вел отчаянную борьбу за выживание и прорвался в новую историческую фазу своего существования. Индустриальный социализм проиграл соревнование с постиндустриальным капитализмом. Отказ от дальнейшей борьбы обернулся  для СССР социальной и экономической катастрофой конца 20-го века.

По сути, была сделана попытка перейти от индустриального социализма к индустриальному капитализму, то есть заведомо изжитой форме общества, от которой давно отказались другие страны.

Что сделано, то сделано. В результате в стране оказались разрушены в первую очередь постиндустриальные сферы экономики, то есть — уничтожена основа перехода к постиндустриальному капитализму, который страны СССР тоже не могут создать.

За перестройку, то есть за отказ от прорыва к постиндустриализму, страна заплатила «реформами» — то есть деиндустриализацией страны.

За отказ от социализма — опусканием к раннему уже и не капитализму, а своего рода «полуиндустриальному феодализму».

За отказ от нового рывка по пути прогресса – запуском механизма исторического и социального регресса.

Все это было решено не тогда, когда власть 2000-х провозгласила лозунг «энергетической империи». И не тогда в 1990-х, когда тогдашняя власть устремилась в рыночную авантюру.

Все это было решено во второй половине 80-х, когда выродившаяся и малограмотная элита затеяла «перестройку построенного».

Образно говоря — тогда, в 1985-м…

Источник: http://www.apn.ru

Добавить Коментарий


Русские агитационные плакаты